Cлово "ГЛАЗА, ГЛАЗ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГЛАЗАМИ, ГЛАЗАХ, ГЛАЗАМ

1. Фауст
Входимость: 34.
2. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 28.
3. Несчастная (глава 17)
Входимость: 27.
4. Фокин П.: Тургенев без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 24.
5. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 23.
6. Жид
Входимость: 20.
7. Дым (главы 16-18)
Входимость: 20.
8. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 19.
9. Песнь торжествующей любви
Входимость: 18.
10. Первая любовь (главы 11-16)
Входимость: 18.
11. Отцы и дети (главы 5-8)
Входимость: 18.
12. Муму
Входимость: 18.
13. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 18.
14. Первая любовь (главы 6-10)
Входимость: 17.
15. Новь (главы 11-13)
Входимость: 16.
16. Певцы. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 16.
17. Где тонко, там и рвется
Входимость: 16.
18. Отцы и дети (главы 17-19)
Входимость: 16.
19. Дым (главы 13-15)
Входимость: 16.
20. Отцы и дети (главы 22-24)
Входимость: 16.
21. Отцы и дети (главы 13-16)
Входимость: 16.
22. Накануне (главы 11-15)
Входимость: 16.
23. Накануне
Входимость: 15.
24. Накануне (главы 16-20)
Входимость: 15.
25. Яков Пасынков
Входимость: 15.
26. Несчастная
Входимость: 15.
27. Дворянское гнездо (приложения: страница 2)
Входимость: 15.
28. Дворянское гнездо (приложения: страница 4)
Входимость: 15.
29. Новь (главы 23-25)
Входимость: 15.
30. Дым (главы 19-21)
Входимость: 15.
31. Свидание. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 15.
32. Накануне (главы 31-35)
Входимость: 15.
33. Вешние воды (главы 7-13)
Входимость: 14.
34. После смерти (Клара Милич)
Входимость: 14.
35. Часы (главы 9-16)
Входимость: 14.
36. Степной король Лир (главы 8-13)
Входимость: 14.
37. Вешние воды (главы 41-44)
Входимость: 14.
38. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 4). Годы учения
Входимость: 14.
39. Гамлет Щигровского уезда. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 14.
40. Дневник лишнего человека (страница 2)
Входимость: 14.
41. Ася (главы 8-14)
Входимость: 14.
42. Вешние воды (главы 38-40)
Входимость: 14.
43. Отцы и дети (главы 20-21)
Входимость: 13.
44. После смерти (Клара Милич). (главы 14-18)
Входимость: 13.
45. Первая любовь
Входимость: 13.
46. Чертопханов и Недопюскин. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 13.
47. Новь (главы 4-6)
Входимость: 13.
48. Новь (главы 30-32)
Входимость: 13.
49. Бежин луг. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 13.
50. Дым (главы 4-6)
Входимость: 13.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Фауст
Входимость: 34. Размер: 83кб.
Часть текста: ты в гостиной маленькое, темненькое зеркальце моей прабабушки, с такими странными завитушками по углам, - ты все, бывало, раздумывал о том, что оно видело сто лет тому назад, - я, как только приехал, подошел к нему и невольно смутился. Я вдруг увидел, как я постарел и переменился в последнее время. Впрочем, не я один постарел. Домишко мой, уже давно ветхий, теперь чуть держится, весь покривился, врос в землю. Добрая моя Васильевна, ключница (ты ее, наверно, не забыл: она тебя таким славным вареньем потчевала), совсем высохла и сгорбилась; увидав меня, она даже вскрикнуть не могла и не заплакала, а только заохала и раскашлялась, села в изнеможении на стул и замахала рукою. Старик Терентий еще бодрится, по-прежнему держится прямо и на ходу выворачивает ноги, вдетые в те же самые желтые нанковые панталошки и обутые в те же самые скрыпучие козловые башмаки, с высоким подъемом и бантиками, от которых ты не однажды приходил в умиление... Но, боже мой! - как болтаются теперь эти панталошки на его худеньких ногах! как волосы у него побелели! и лицо совсем съежилось в кулачок; а когда он заговорил со мной, когда он начал распоряжаться и отдавать приказания в соседней комнате, мне и смешно и жалко его стало. Все зубы у него пропали, и он шамкает с присвистом и шипеньем. Зато сад удивительно похорошел: скромные кустики сирени, акации, жимолости (помнишь, мы их с тобой сажали) разрослись в великолепные сплошные кусты; березы, клены - все это вытянулось и раскинулось; липовые аллеи особенно хороши стали. Люблю я эти аллеи, люблю серо-зеленый нежный цвет и тонкий запах воздуха под их сводами; люблю пестреющую сетку светлых кружков по темной земле - песку у меня, ты знаешь, нету. Мой любимый дубок стал уже молодым дубом. Вчера, среди дня, я более часа сидел в его тени на скамейке. Мне очень хорошо было. Кругом трава так весело цвела; на всем...
2. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 28. Размер: 66кб.
Часть текста: надо, тут скорее воздействовала бродячая цыганская кровь, которая текла в жилах Маши. Как бы то ни было, только в один прекрасный летний вечер Маша, завязав кое-какие тряпки в небольшой узелок, отправилась вон из чертопхановского дома. Она перед тем просидела дня три в уголку, скорчившись и прижавшись к стенке, как раненая лисица, - и хоть бы слово кому промолвила - все только глазами поводила, да задумывалась, да подрыгивала бровями, да слегка зубы скалила, да руками перебирала, словно куталась. Этакой "стих" и прежде на нее находил, но никогда долго не продолжался; Чертопханов это знал, - а потому и сам не беспокоился и ее не беспокоил. Но когда, вернувшись с псарного двора, где, по словам его доезжачего, последние две гончие "окочурились", он встретил служанку, которая трепетным голосом доложила ему, что Мария, мол, Акинфиевна велели им кланяться, велели сказать, что желают им всего хорошего, а уж больше к ним не вернутся, - Чертопханов, покружившись раза два на месте и издав хриплое рычание, тотчас бросился вслед за беглянкой - да кстати захватил с собой пистолет. Он нагнал ее в двух верстах от своего дома, возле березовой рощицы, на большой...
3. Несчастная (глава 17)
Входимость: 27. Размер: 63кб.
Часть текста: двадцать восемь лет. Вот мои первые воспоминания: я живу в Тамбовской губернии, у одного богатого помещика, Ивана Матвеича Колтовского, в его деревенском доме, в небольшой комнате второго этажа. Со мной вместе живет мать моя, еврейка, дочь умершего живописца, вывезенного из-за границы, болезненная женщина с необыкновенно красивым, как воск бледным лицом и такими грустными глазами, что, бывало, как только она долго посмотрит на меня, я, и не глядя на нее, непременно почувствую этот печальный, печальный взор, и заплачу, и брошусь ее обнимать. Ко мне ездят наставники; меня учат музыке и зовут меня барышней. Я обедаю за господским столом вместе с матушкой. Г-н Колтовской - высокий, видный старик с величавою осанкой; от него всегда пахнет амброй. Я боюсь его до смерти, хоть он зовет меня Suzon и дает мне целовать, сквозь кружевную манжетку, свою сухую жилистую руку. С матушкой он изысканно вежлив, но беседует и с нею мало: скажет ей два-три благосклонные слова, на которые она тотчас торопливо ответит,- скажет и умолкнет, и сидит, с важностью озираясь кругом и медленно перебирая щепотку испанского табаку в золотой круглой табатерке с вензелем императрицы Екатерины. Девятый год моего возраста остался мне навсегда памятным... Я узнала тогда, через горничных в девичьей, что Иван Матвеич Колтовской мне отец, и почти в тот же день мать моя, по его приказанию, вышла замуж за г. Ратча, который состоял у него...
4. Фокин П.: Тургенев без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 24. Размер: 16кб.
Часть текста: Панаев (1812–1862), писатель, журналист, мемуарист, соредактор журнала «Современник» (1847–1862): Я встречал, еще до моего знакомства с ним, довольно часто на Невском проспекте очень красивого и видного молодого человека с лорнетом в глазу, с джентльменскими манерами, слегка отзывавшимися фатовством. Я думал, что это какой-нибудь богатый и светский юноша, и был очень удивлен, когда узнал, что это – Тургенев. Людвиг Пич (1824–1911), немецкий литератор, критик, художник-рисовальщик, друг И. С. Тургенева: В первый раз встретился с ним в незабвенный для меня ноябрьский вечер 1846 года, в Берлине, на лестнице старой газетной читальни Юлиуса, на углу улиц Обервальштрассе и Егерштрассе. Спускаясь по лестнице, я остановился, как бы очарованный видом могучей фигуры и лица молодого иностранца, закутанного в шубу и подымавшегося мне навстречу. Никогда я не испытывал подобного впечатления от одной наружности человека; никогда мое чувство не подсказывало мне так непосредственно и инстинктивно: «Это необыкновенный человек!» <…> Тогда его волосы, поседевшие после 1868 года, были еще темно-русыми и, вместо бороды, только короткие русые усы затеняли его верхнюю губу. Головой и ростом он напоминал нам Петра Великого в молодости, хотя он и не имел ничего общего с полудикой и необузданной натурой великого преобразователя России. Эти массивные голова и тело вмещали в себе утонченный ум, добрую и мягкую, гуманную душу. Валериан Александрович Панаев (1824–1899), инженер-путеец, двоюродный брат писателя И. И. Панаева, мемуарист: По внешности Тургенев был очень представительный молодой человек большого роста, весьма приятной наружности, с особенно мягкими глазами, характеризовавшими его лицо. Он...
5. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 23. Размер: 46кб.
Часть текста: двенадцатом, Лаврецкий отправился к Калитиным. На дороге он встретил Паншина, который проскакал мимо его верхом, нахлобучив шляпу на самые брови. У Калитиных Лаврецкого не приняли - в первый раз с тех пор, как он с ними познакомился. Марья Дмитриевна "почивали", - так доложил лакей; у "них" голова болела. Марфы Тимофеевны и Лизаветы Михайловны не было дома. Лаврецкий походил около сада в смутной надежде встретиться с Лизой, но не увидал никого. Он вернулся через два часа и получил тот же ответ, причем лакей как-то косо посмотрел на него. Лаврецкому показалось неприличным наведываться в тот же день в третий раз - и он решился съездить в Васильевское, где у него без того были дела. На дороге он строил различные планы, один прекраснее другого; но в сельце его тетки на него напала грусть; он вступил в разговор с Антоном; у старика, как нарочно, все невеселые мысли на уме были. Он рассказал Лаврецкому, как Глафира Петровна перед смертью сама себя за руку укусила, - и, помолчав, сказал со вздохом: "Всяк человек, барин-батюшка, сам себе на съедение предан". Было уже поздно, когда Лаврецкий пустился в обратный путь. Вчерашние звуки охватили его, образ Лизы восстал в его душе во всей своей кроткой ясности; он умилился при мысли, что она его любит, - и подъехал к своему городскому домику успокоенный и счастливый. Первое, что поразило его при входе в переднюю, был запах пачули, весьма ему противный; тут же стояли какие-то высокие сундуки и баулы. Лицо выскочившего к нему навстречу камердинера показалось ему странным. Не отдавая себе...

© 2000- NIV