Cлово "ГОЛОВА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОЛОВУ, ГОЛОВЕ, ГОЛОВЫ, ГОЛОВОЙ

1. Григорьев А. А.: И. С. Тургенев и его деятельность
Входимость: 41. Размер: 330кб.
2. Писарев Д. И.: Реалисты
Входимость: 40. Размер: 386кб.
3. Постоялый двор
Входимость: 35. Размер: 147кб.
4. Призраки
Входимость: 33. Размер: 127кб.
5. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 30. Размер: 132кб.
6. История лейтенанта Ергунова
Входимость: 29. Размер: 97кб.
7. Флобер Гюстав: Иродиада (перевод Тургенева)
Входимость: 27. Размер: 83кб.
8. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 26. Размер: 66кб.
9. Фауст
Входимость: 23. Размер: 83кб.
10. Странная история
Входимость: 22. Размер: 90кб.
11. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 21. Размер: 46кб.
12. Песнь торжествующей любви
Входимость: 21. Размер: 42кб.
13. Несчастная (глава 17)
Входимость: 21. Размер: 63кб.
14. Два приятеля
Входимость: 21. Размер: 169кб.
15. Пунин и Бабурин. II. 1837 г
Входимость: 21. Размер: 58кб.
16. Литературные и житейские воспоминания. Казнь Тропмана
Входимость: 20. Размер: 73кб.
17. Флобер Гюстав: Легенда о св. Юлиане Милостивом (перевод Тургенева)
Входимость: 20. Размер: 74кб.
18. Дневник лишнего человека (страница 2)
Входимость: 20. Размер: 44кб.
19. Муму
Входимость: 20. Размер: 56кб.
20. Дворянское гнездо (приложения: страница 4)
Входимость: 19. Размер: 44кб.
21. Гамлет Щигровского уезда. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 19. Размер: 51кб.
22. Три встречи
Входимость: 19. Размер: 87кб.
23. Часы (главы 17-24)
Входимость: 18. Размер: 32кб.
24. Стук… стук… стук!
Входимость: 18. Размер: 86кб.
25. Новь (главы 20-21)
Входимость: 17. Размер: 46кб.
26. Жид
Входимость: 17. Размер: 32кб.
27. Стучит! (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 17. Размер: 27кб.
28. Дым (главы 13-15)
Входимость: 17. Размер: 52кб.
29. Отцы и дети (главы 22-24)
Входимость: 17. Размер: 56кб.
30. Сон
Входимость: 17. Размер: 67кб.
31. Накануне
Входимость: 16. Размер: 46кб.
32. Дворянское гнездо (главы 31-35)
Входимость: 16. Размер: 36кб.
33. Накануне (главы 16-20)
Входимость: 16. Размер: 43кб.
34. Чертопханов и Недопюскин. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 16. Размер: 36кб.
35. Нахлебник. Действие второе
Входимость: 16. Размер: 60кб.
36. Накануне (главы 21-25)
Входимость: 16. Размер: 41кб.
37. Петушков (главы 5-7)
Входимость: 15. Размер: 32кб.
38. Отцы и дети (главы 20-21)
Входимость: 15. Размер: 51кб.
39. Новь
Входимость: 15. Размер: 39кб.
40. Первая любовь (главы 6-10)
Входимость: 15. Размер: 36кб.
41. Отрывки из воспоминаний — своих и чужих. II. Отчаянный
Входимость: 15. Размер: 83кб.
42. Яков Пасынков
Входимость: 15. Размер: 40кб.
43. Новь (главы 30-32)
Входимость: 15. Размер: 40кб.
44. Неосторожность
Входимость: 15. Размер: 98кб.
45. Бежин луг. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 15. Размер: 42кб.
46. Контора. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 15. Размер: 33кб.
47. Где тонко, там и рвется
Входимость: 15. Размер: 80кб.
48. Накануне (главы 11-15)
Входимость: 15. Размер: 50кб.
49. Накануне (главы 26-30)
Входимость: 15. Размер: 37кб.
50. Три портрета
Входимость: 14. Размер: 88кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Григорьев А. А.: И. С. Тургенев и его деятельность
Входимость: 41. Размер: 330кб.
Часть текста: наиболее любимых публикою и проч. и проч... Когда талант какого-либо писателя горячо любит и высоко ценит критик,-- подобный прием ему особенно противен. Тут может быть возникнет сейчас же вопрос: имеет ли право критик говорить о таланте, который он горячо любит и высоко ценит, не перестает ли он быть м отношении к такому таланту критиком, т. е. лицом судящим, взвешивающим, оценивающим, указывающим недостатки и промахи? Такой вопрос конечно может возникнуть только в кружках, ничего не питавших кроме критических статей гг. Греча, Кс. Полеваго, Булгарина, Сенковского и иных, приучивших публику их читавшую и поныне еще может быть читающую, к извинениям в случаях их особенного расположения к тому или другому из авторов - да в кружке замоскворецких или коломенских барышень, которые всегда думают, что им сказали что либо "в критику" - но все же ведь он, этот пошлый вопрос, может возникнуть... потому что, при малой развитости понятий в большей части нашей публики, еще не привыкли уметь отделять расположение к дарованию от расположения к личности. Даже Белинский не успел приучить к этому. Большей части читающих, и даже пишущих, и даже иногда критикующих,-- непонятен тот процесс раздвоения на человека чувствующего и человека...
2. Писарев Д. И.: Реалисты
Входимость: 40. Размер: 386кб.
Часть текста: создано этими потребностями и только благодаря им существует и понемногу развивается. Когда наши дедушки забавлялись мартинизмом [1], масонством или вольтерьянством, когда наши папеньки утешались романтизмом, байронизмом или гегелизмом, тогда они были похожи на очень юных гимназистов, которые во что бы то ни стало стараются себя уверить, что чувствуют неодолимую потребность затянуться после обеда крепкою папироскою. У юных гимназистов существует на самом деле потребность казаться взрослыми людьми, и эта потребность вполне естественна и законна, но все-таки самый процесс курения не имеет ни малейшей связи с действительными требованиями их организма. Так было и с нашими ближайшими предками. Им было очень скучно, и у них существовала действительная потребность занять мозги какими-нибудь размышлениями, но почему выписывался из-за границы мартинизм, или байронизм, или гегелизм - на этот вопрос не ищите ответа в органических потребностях русских людей. Все эти -измы выписывались единственно потому, что они были в ходу у европейцев, и все они не имели ни малейшего отношения к тому, что происходило в нашем обществе. Теперь, по-видимому, дело пошло иначе. Мы теперь выписываем больше, чем когда бы то ни было; мы переводим столько книг, сколько не переводили никогда; но мы теперь знаем, что делаем, и можем дать себе отчет, почему мы берем именно это, а не другое. После окончания Крымской войны родилась и быстро выросла наша обличительная литература. Она была очень слаба и ничтожна, и даже очень близорука, но ее рождение было явлением совершенно естественным и вполне органическим. Удар вызвал ощущение боли, и вслед за тем явилось желание отделаться от этой боли. Обличение направилось, конечно, на те стороны нашей жизни, которые всем мозолили глаза, и, между прочим, наше...
3. Постоялый двор
Входимость: 35. Размер: 147кб.
Часть текста: Бывало, все заворачивали на тот двор; разве только какая-нибудь помещичья карета, запряженная шестериком доморощенных лошадей, торжественно проплывала мимо, что не мешало, однако, ни кучеру, ни лакею на запятках с каким-то особенным чувством и вниманием посмотреть на слишком им знакомое крылечко; или какой-нибудь голяк в дрянной тележке и с тремя пятаками в мошне за пазухой, поравнявшись с богатым двором, понукал свою усталую лошаденку, поспешая на ночлег в лежавшие под большаком выселки, к мужичку-хозяину, у которого, кроме сена и хлеба, не найдешь ничего, да зато лишней копейки не заплатишь. Кроме своего выгодного местоположения, постоялый двор, о котором мы начали речь, брал многим: отличной водой в двух глубоких колодцах со скрипучими колесами и железными бадьями на цепях; просторным двором со сплошными тесовыми навесами на толстых столбах; обильным запасом хорошего овса в подвале; теплой избой с огромнейшей русской печью, к которой наподобие богатырских плечей прилегали длинные борова, и наконец двумя довольно чистыми комнатками, с красно-лиловыми, снизу несколько оборванными бумажками на стенах, деревянным крашеным диваном, такими же стульями и двумя горшками гераниума на окнах, которые, впрочем, никогда не отпирались и тускнели многолетней пылью. Другие еще удобства представлял этот постоялый двор: кузница была от него близко, тут же почти находилась мельница; наконец, и поесть в нем можно было хорошо по милости толстой и румяной бабы стряпухи, которая кушанья варила...
4. Призраки
Входимость: 33. Размер: 127кб.
Часть текста: далеко прокричал петух; еще дальше отозвался другой. Я опустил голову на подушку. «Вот до чего можно довести себя, — подумал я опять, — в ушах звенеть станет». Спустя немного я заснул — или мне казалось, что я заснул. Мне привиделся необыкновенный сон. Мне чудилось, что я лежу в моей спальне, на моей постели — и не сплю и даже глаз не могу закрыть. Вот опять раздается звук… Я оборачиваюсь… След луны на полу начинает тихонько приподниматься, выпрямляется, слегка округляется сверху… Передо мной, сквозя как туман, неподвижно стоит белая женщина. — Кто ты? — спрашиваю я с усилием. Голос отвечает, подобный шелесту листьев: — Это я… я… я… Я пришла за тобой. — За мной? Да кто ты? — Приходи ночью на угол леса, где старый дуб. Я там буду. Я хочу вглядеться в черты таинственной женщины — и вдруг невольно вздрагиваю: на меня пахнуло холодом. И вот я уже не лежу, а сижу в своей постели — и там, где, казалось, стоял призрак, свет луны белеется длинной чертою по полу. II День прошел кое-как. Я, помнится, принимался читать, работать… ничего не клеилось....
5. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 30. Размер: 132кб.
Часть текста: таких - простите мне это слово! - оваций ... У меня было такое ощущение, словно крупный грозовой дождь, быстрый и сильный, льется мне на голые плечи. Я читал отрывок из "Записок охотника" под названием "Бурмистр"; мне кажется, я прочел довольно хорошо, напряжение моих нерв ослабло за время всего этого шума, и я был спокоен, притом публика была так благожелательна". В обществе русских людей в Париже в 1874 году Тургенев с радостной улыбкой рассказывал об одном случившемся с ним "приключении": - По дороге из деревни в Москву, на одной маленькой станции, вышел я на платформу. Вдруг подходят ко мне двое молодых людей: по костюму и по манерам вроде мещан ли, мастеровых ли, "Позвольте узнать, - спрашивает один из них, - вы будете Иван Сергеевич Тургенев?" - "Я". - "Тот самый, что написал "Записки охотника"?" - "Тот самый..." Они оба сняли шапки и поклонились мне в пояс. "Кланяемся вам, - сказал все тот же, - в знак уважения и благодарности от лица русского народа". Другой только молча еще поклонился. Тут позвонили. Мне бы догадаться сесть с ними в третий класс, а я до того растерялся, что не нашелся даже, что им ответить. На следующих станциях я их искал, но они пропали. Так я и не знаю, кто они такие были... Что-то изменялось в русской жизни, чем-то новым повеяло на Тургенева из её таинственных глубин. И было досадно на самого себя, обреченного на прозябание во Франции: "Я готов допустить, что талант, отпущенный мне природой, не умалился; но мне нечего с ним делать... Голос остался - да петь нечего... А петь нечего - потому что я живу вне России; а не жить вне России я по обстоятельствам - всесильным - не могу. Следовательно: заключение выводите сами", - пишет Тургенев М. А. Милютиной. "Что же касается до литературы, тут я, голубчик...

© 2000- NIV