Cлово "ПОСЛЕДНИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОСЛЕДНЕЕ, ПОСЛЕДНИЕ, ПОСЛЕДНЕГО, ПОСЛЕДНЕЙ

1. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 28.
2. Фауст
Входимость: 19.
3. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 17.
4. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 10). Годы скитаний
Входимость: 16.
5. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 21). Время разбрасывать камни
Входимость: 13.
6. Накануне (главы 31-35)
Входимость: 13.
7. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 6). На распутье. Дружба с В.Г. Белинским
Входимость: 11.
8. Дым (главы 25-28)
Входимость: 11.
9. Дворянское гнездо (приложения: страница 5)
Входимость: 9.
10. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 22). На страже культуры. Роман "Отцы и дети"
Входимость: 9.
11. Фауст (примечания)
Входимость: 9.
12. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 29). Исход
Входимость: 8.
13. Дворянское гнездо (приложения: страница 4)
Входимость: 8.
14. Поездка в Полесье
Входимость: 8.
15. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 23). Идейное бездорожье
Входимость: 8.
16. Накануне (главы 11-15)
Входимость: 8.
17. Дворянское гнездо (приложения: страница 9)
Входимость: 7.
18. Несчастная (глава 17)
Входимость: 7.
19. Несчастная (главы 18-24)
Входимость: 7.
20. Дым (главы 13-15)
Входимость: 7.
21. Дворянское гнездо (приложения: страница 6)
Входимость: 7.
22. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 7.
23. Несчастная (главы 9-16)
Входимость: 7.
24. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 25). "На краюшке чужого гнезда"
Входимость: 6.
25. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 12). Арест и Спасская ссылка
Входимость: 6.
26. Новь (главы 20-21)
Входимость: 6.
27. Дым (главы 16-18)
Входимость: 6.
28. Рудин (эпилог)
Входимость: 6.
29. Яков Пасынков (глава 3)
Входимость: 6.
30. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 16). Маленький флигель на берегу Снежеди
Входимость: 6.
31. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 27). Тургенев и революционное народничество. Роман "Новь"
Входимость: 6.
32. Дворянское гнездо (главы 21-25)
Входимость: 5.
33. Первая любовь (главы 17-22)
Входимость: 5.
34. После смерти (Клара Милич)
Входимость: 5.
35. Дневник лишнего человека (страница 3)
Входимость: 5.
36. Месяц в деревне (действие четвертое)
Входимость: 5.
37. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 17). Заграничные скитания. Вести из России
Входимость: 5.
38. Бежин луг. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 5.
39. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 18). Надежды и сомнения. "Дворянское гнездо"
Входимость: 5.
40. Певцы. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 5.
41. Накануне (главы 26-30)
Входимость: 5.
42. Накануне (главы 6-10)
Входимость: 5.
43. Дневник лишнего человека
Входимость: 5.
44. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 13). На переломе
Входимость: 5.
45. После смерти (Клара Милич). (главы 6-9)
Входимость: 5.
46. Рудин (глава 12)
Входимость: 5.
47. Дворянское гнездо (приложения: страница 8)
Входимость: 5.
48. Дворянское гнездо (приложения: страница 3)
Входимость: 5.
49. Отцы и дети (главы 13-16)
Входимость: 5.
50. Накануне (главы 21-25)
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 28. Размер: 132кб.
Часть текста: Я читал отрывок из "Записок охотника" под названием "Бурмистр"; мне кажется, я прочел довольно хорошо, напряжение моих нерв ослабло за время всего этого шума, и я был спокоен, притом публика была так благожелательна". В обществе русских людей в Париже в 1874 году Тургенев с радостной улыбкой рассказывал об одном случившемся с ним "приключении": - По дороге из деревни в Москву, на одной маленькой станции, вышел я на платформу. Вдруг подходят ко мне двое молодых людей: по костюму и по манерам вроде мещан ли, мастеровых ли, "Позвольте узнать, - спрашивает один из них, - вы будете Иван Сергеевич Тургенев?" - "Я". - "Тот самый, что написал "Записки охотника"?" - "Тот самый..." Они оба сняли шапки и поклонились мне в пояс. "Кланяемся вам, - сказал все тот же, - в знак уважения и благодарности от лица русского народа". Другой только молча еще поклонился. Тут позвонили. Мне бы догадаться сесть с ними в третий класс, а я до того растерялся, что не нашелся даже, что им ответить. На следующих станциях я их искал, но они пропали. Так я и не знаю, кто они такие были... Что-то изменялось в русской жизни, чем-то новым повеяло на...
2. Фауст
Входимость: 19. Размер: 83кб.
Часть текста: 1850. Четвертого дня прибыл я сюда, любезный друг, и, по обещанию, берусь за перо и пишу к тебе. Мелкий дождь сеет с утра: выйти невозможно; да и мне же хочется поболтать с тобой. Вот я опять в своем старом гнезде, в котором не был - страшно вымолвить - целых девять лет. Чего, чего не перебывало в эти девять лет! Право, как подумаешь, я точно другой человек стал. Да и в самом деле другой: помнишь ты в гостиной маленькое, темненькое зеркальце моей прабабушки, с такими странными завитушками по углам, - ты все, бывало, раздумывал о том, что оно видело сто лет тому назад, - я, как только приехал, подошел к нему и невольно смутился. Я вдруг увидел, как я постарел и переменился в последнее время. Впрочем, не я один постарел. Домишко мой, уже давно ветхий, теперь чуть держится, весь покривился, врос в землю. Добрая моя Васильевна, ключница (ты ее, наверно, не забыл: она тебя таким славным вареньем потчевала), совсем высохла и сгорбилась; увидав меня, она даже вскрикнуть не могла и не заплакала, а только заохала и раскашлялась, села в изнеможении на стул и замахала рукою. Старик Терентий еще бодрится, по-прежнему держится прямо и на ходу выворачивает ноги, вдетые в те же самые желтые нанковые панталошки и обутые в те же самые скрыпучие козловые башмаки, с высоким подъемом и бантиками, от которых ты не однажды приходил в умиление... Но, боже мой! - как болтаются теперь эти панталошки на его худеньких ногах! как волосы у него побелели! и лицо совсем съежилось в кулачок; а когда он заговорил со мной, когда он начал распоряжаться и отдавать приказания в соседней комнате, мне и смешно и жалко его стало. Все зубы у него пропали, и он шамкает с присвистом и шипеньем. Зато сад удивительно похорошел: скромные кустики сирени, акации, жимолости (помнишь, мы их с тобой сажали) разрослись в великолепные сплошные кусты; березы, клены - все это вытянулось и раскинулось;...
3. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 17. Размер: 66кб.
Часть текста: его кров, с которым она, казалось, так хорошо свыклась, - сказать трудно. Чертопханов до конца дней своих держался того убеждения, что виною Машиной измены был некий молодой сосед, отставной уланский ротмистр, по прозвищу Яфф, который, по словам Пантелея Еремеича, только тем и брал, что беспрерывно крутил усы, чрезвычайно сильно помадился и значительно хмыкал; но, полагать надо, тут скорее воздействовала бродячая цыганская кровь, которая текла в жилах Маши. Как бы то ни было, только в один прекрасный летний вечер Маша, завязав кое-какие тряпки в небольшой узелок, отправилась вон из чертопхановского дома. Она перед тем просидела дня три в уголку, скорчившись и прижавшись к стенке, как раненая лисица, - и хоть бы слово кому промолвила - все только глазами поводила, да задумывалась, да подрыгивала бровями, да слегка зубы скалила, да руками перебирала, словно куталась. Этакой "стих" и прежде на нее находил, но никогда долго не продолжался; Чертопханов это знал, - а потому и сам не беспокоился и ее не беспокоил. Но когда, вернувшись с псарного двора, где, по словам его доезжачего, последние две гончие...
4. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 10). Годы скитаний
Входимость: 16. Размер: 73кб.
Часть текста: - то какой обидчивый патриотизм, какой шовинизм был бы вправе сказать что-либо против этого явления и не захотеть, напротив, заметить в нем прежде всего самого широко обещающего и самого пророческого факта в гаданиях о нашем будущем". И, пожалуй, никто из русских писателей XIX века с такой последовательностью не выразил эту коренную особенность русской души и русской судьбы, как Иван Сергеевич Тургенев. В январе 1847 года он вновь очутился в Берлине, где на сцене Королевской оперы пела Полина Виардо. Ревниво всматривался Тургенев в облик города, где прошли лучшие годы его студенческой юности. Наружность Берлина мало изменилась с сорокового года, но произошли большие внутренние перемены. О них Тургенев писал в редакцию "Современника": "Начнем, например, с университета. Помните ли восторженные описания лекций Вердера, ночной серенады под окнами, его речей, студенческих слез и криков?.. Все эти невинные проделки давным-давно позабыты. Участие, некогда возбуждаемое в юных и старых сердцах чисто спекулятивной философией, исчезло совершенно - по крайней мере в юных сердцах. В сороковом году с волнением ожидали Шеллинга, <...> воодушевлялись при одном имени Вердера, воспламенялись от Беттины". А...
5. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 21). Время разбрасывать камни
Входимость: 13. Размер: 83кб.
Часть текста: деятельностью в только что организованном Дружининым "Обществе для пособия нуждающимся литераторам и ученым" ("Литературном фонде"). 9 февраля 1859 года, на обеде у Тургенева, был принят Устав общества, которое ставило целью оказание помощи нуждающимся писателям, деятелям науки, способным молодым людям, не имеющим средств для образования. Тургенева единодушно избрали членом комитета. Средства для Фонда отчислялись от гонораров за опубликованные произведения, а также путем организации систематических платных литературных чтений, все доходы которых безвозмездно передавались в Литературный фонд. Первое чтение состоялось в зале "Пассажа" 10 января 1860 года. Оно прошло успешно при большом стечении публики. Тургенев читал здесь свой очерк "Гамлет и Дон Кихот". По воспоминаниям Л. Ф. Пантелеева, "в течение нескольких минут не умолкали рукоплескания. Тургенев, хотя и с заметной проседью, но еще во всей красе сорокалетнего возраста, только успевал раскланиваться; наконец установилась тишина. На этот прием Тургенев ответил так: "Как ни глубоко тронут я знаками высказанного мне сочувствия, но не могу всецело принять его на свой счет, а скорее вижу в нем выражение сочувствия к нашей литературе". Новые рукоплескания, и только когда Тургенев дал понять, что хочет приступить к чтению, мало-помалу публика затихла. Голос у Ивана Сергеевича был негромкий, неособенно приятный". Но содержание очерка оказалось созвучным настроению большинства слушателей, наполнивших зал. Когда Тургенев кончил, "рукоплесканиям и вызовам не было конца; почти вся публика встала, дамы махали платками, мужчины не жалели своих рук". Этот теплый прием радовал Тургенева не только личным успехом: он был залогом успеха задуманного литераторами предприятия. В марте того же года...

© 2000- NIV