Cлово "ОТВЕЧАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТВЕЧАЛА, ОТВЕЧАЛ, ОТВЕЧАЕТ, ОТВЕЧАЯ

1. Два приятеля
Входимость: 34. Размер: 169кб.
2. Писарев Д. И.: Реалисты
Входимость: 24. Размер: 386кб.
3. Призраки
Входимость: 19. Размер: 127кб.
4. Постоялый двор
Входимость: 19. Размер: 147кб.
5. Генерал-поручик Паткуль. Трагедия в пяти действиях, и в стихах
Входимость: 16. Размер: 84кб.
6. Дворянское гнездо (главы 26-30)
Входимость: 16. Размер: 36кб.
7. Фауст
Входимость: 16. Размер: 83кб.
8. Отцы и дети (главы 17-19)
Входимость: 16. Размер: 44кб.
9. Андрей Колосов
Входимость: 15. Размер: 97кб.
10. Касьян с Красивой мечи. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 15. Размер: 37кб.
11. Где тонко, там и рвется
Входимость: 14. Размер: 80кб.
12. Флобер Гюстав: Иродиада (перевод Тургенева)
Входимость: 13. Размер: 83кб.
13. Писарев Д. И.: Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова
Входимость: 13. Размер: 124кб.
14. Антонович М. А.: Асмодей нашего времени
Входимость: 13. Размер: 129кб.
15. Новь (главы 17-19)
Входимость: 12. Размер: 47кб.
16. Отцы и дети (главы 13-16)
Входимость: 12. Размер: 49кб.
17. Накануне (главы 11-15)
Входимость: 12. Размер: 50кб.
18. Странная история
Входимость: 11. Размер: 90кб.
19. Новь (главы 23-25)
Входимость: 11. Размер: 48кб.
20. Чертопханов и Недопюскин. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 11. Размер: 36кб.
21. Дым (главы 10-12)
Входимость: 11. Размер: 48кб.
22. Холостяк (действие третье)
Входимость: 11. Размер: 57кб.
23. Завтрак у предводителя
Входимость: 10. Размер: 57кб.
24. Первая любовь (главы 6-10)
Входимость: 10. Размер: 36кб.
25. Отрывки из воспоминаний — своих и чужих
Входимость: 10. Размер: 86кб.
26. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 10. Размер: 132кб.
27. Несчастная (глава 17)
Входимость: 10. Размер: 63кб.
28. Стук… стук… стук!
Входимость: 10. Размер: 86кб.
29. Вовчок М.: Институтка (перевод Тургенева)
Входимость: 10. Размер: 90кб.
30. Отцы и дети (главы 27-28)
Входимость: 10. Размер: 39кб.
31. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 11). Семейная ссора. Смерть матери
Входимость: 9. Размер: 35кб.
32. Григорьев А. А.: И. С. Тургенев и его деятельность
Входимость: 9. Размер: 330кб.
33. Бурмистр. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 9. Размер: 28кб.
34. Три встречи
Входимость: 9. Размер: 87кб.
35. Дым (главы 16-18)
Входимость: 9. Размер: 40кб.
36. Контора. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 9. Размер: 33кб.
37. История лейтенанта Ергунова
Входимость: 9. Размер: 97кб.
38. Анненков П. В.: Русская современная история в романе И. С. Тургенева "Дым"
Входимость: 8. Размер: 54кб.
39. Отрывки из воспоминаний — своих и чужих. II. Отчаянный
Входимость: 8. Размер: 83кб.
40. Отцы и дети
Входимость: 8. Размер: 29кб.
41. Отцы и дети (главы 9-12)
Входимость: 8. Размер: 46кб.
42. Отцы и дети (главы 22-24)
Входимость: 8. Размер: 56кб.
43. Яков Пасынков
Входимость: 8. Размер: 40кб.
44. Гамлет Щигровского уезда. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 8. Размер: 51кб.
45. Дневник лишнего человека (страница 2)
Входимость: 8. Размер: 44кб.
46. Пунин и Бабурин. II. 1837 г
Входимость: 8. Размер: 58кб.
47. Накануне
Входимость: 7. Размер: 46кб.
48. Новь
Входимость: 7. Размер: 39кб.
49. Новь (главы 14-16)
Входимость: 7. Размер: 32кб.
50. Новь (главы 30-32)
Входимость: 7. Размер: 40кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Два приятеля
Входимость: 34. Размер: 169кб.
Часть текста: решился, скрепя сердце, посвятить несколько лет на исправление тех «домашних обстоятельств», по милости которых он внезапно очутился в деревенской глуши. Вязовнин нашел свое имение расстроенным, усадьбу запущенной, дом чуть не в развалинах; сменил старосту, уменьшил оклады дворовых; очистил себе две-три комнатки и велел положить новые тесинки там, где протекала крыша; впрочем не предпринял никаких резких мер и не затеял никаких усовершенствований вследствие той, по-видимому, простой мысли, что должно по крайней мере узнать сперва то, что желаешь усовершенствовать… Вот он и принялся узнавать хозяйство, начал, как говорится, входить в сущность дела. Должно признаться, что входил он в сущность дела без особенного рвения и не торопясь. С непривычки он скучал в деревне сильно и часто не мог придумать, куда и на что употребить целый длинный день. Соседей у него было довольно много, но он не знался с ними, — не потому, чтобы чуждался их, а так как-то, не приходилось ему с ними сталкиваться; наконец, уже осенью, довелось ему...
2. Писарев Д. И.: Реалисты
Входимость: 24. Размер: 386кб.
Часть текста: и только благодаря им существует и понемногу развивается. Когда наши дедушки забавлялись мартинизмом [1], масонством или вольтерьянством, когда наши папеньки утешались романтизмом, байронизмом или гегелизмом, тогда они были похожи на очень юных гимназистов, которые во что бы то ни стало стараются себя уверить, что чувствуют неодолимую потребность затянуться после обеда крепкою папироскою. У юных гимназистов существует на самом деле потребность казаться взрослыми людьми, и эта потребность вполне естественна и законна, но все-таки самый процесс курения не имеет ни малейшей связи с действительными требованиями их организма. Так было и с нашими ближайшими предками. Им было очень скучно, и у них существовала действительная потребность занять мозги какими-нибудь размышлениями, но почему выписывался из-за границы мартинизм, или байронизм, или гегелизм - на этот вопрос не ищите ответа в органических потребностях русских людей. Все эти -измы выписывались единственно потому, что они были в ходу у европейцев, и все они не имели ни малейшего отношения к тому, что происходило в нашем обществе. Теперь, по-видимому, дело пошло иначе. Мы теперь выписываем больше, чем когда бы то ни было; мы переводим столько книг, сколько не переводили никогда; но мы теперь знаем, что делаем, и можем дать себе отчет, почему мы берем именно это, а не другое. После окончания Крымской войны родилась и быстро выросла наша обличительная литература. Она была очень слаба и ничтожна, и даже очень близорука, но ее рождение было явлением совершенно естественным и вполне органическим. Удар вызвал ощущение боли, и вслед за тем явилось желание отделаться от этой боли. Обличение направилось, конечно, на те стороны нашей жизни, которые всем мозолили глаза, и, между прочим, наше негодование обрушилось на мелкое чиновничество; но такие обличительные подвиги, конечно, не могли нас удовлетворить, и мы скоро поняли, что они, во-первых, бесплодны, а во-вторых,...
3. Призраки
Входимость: 19. Размер: 127кб.
Часть текста: не мог заснуть и беспрестанно переворачивался с боку на бок. «Чёрт бы побрал эти глупости с вертящимися столами! — подумал я, — только нервы расстраивать…» Дремота начала наконец одолевать меня… Вдруг мне почудилось, как будто в комнате слабо и жалобно прозвенела струна. Я приподнял голову. Луна стояла низко на небе и прямо глянула мне в глаза. Белый как мел лежал ее свет на полу… Явственно повторился странный звук. Я оперся на локоть. Легкий страх щипнул меня за сердце. Прошла минута, другая… Где-то далеко прокричал петух; еще дальше отозвался другой. Я опустил голову на подушку. «Вот до чего можно довести себя, — подумал я опять, — в ушах звенеть станет». Спустя немного я заснул — или мне казалось, что я заснул. Мне привиделся необыкновенный сон. Мне чудилось, что я лежу в моей спальне, на моей постели — и не сплю и даже глаз не могу закрыть. Вот опять раздается звук… Я оборачиваюсь… След луны на полу начинает тихонько приподниматься, выпрямляется, слегка округляется сверху… Передо мной, сквозя как туман, неподвижно стоит белая женщина. — Кто ты? — спрашиваю я с усилием. Голос отвечает, подобный шелесту листьев: — Это я… я… я… Я пришла за тобой. — За мной? Да кто ты? — Приходи ночью на угол леса, где старый дуб. Я там буду. Я хочу вглядеться в черты таинственной женщины — и вдруг невольно вздрагиваю: на меня пахнуло холодом. И вот я уже не лежу, а сижу в своей постели — и там, где, казалось,...
4. Постоялый двор
Входимость: 19. Размер: 147кб.
Часть текста: наши дороги. Бывало, все заворачивали на тот двор; разве только какая-нибудь помещичья карета, запряженная шестериком доморощенных лошадей, торжественно проплывала мимо, что не мешало, однако, ни кучеру, ни лакею на запятках с каким-то особенным чувством и вниманием посмотреть на слишком им знакомое крылечко; или какой-нибудь голяк в дрянной тележке и с тремя пятаками в мошне за пазухой, поравнявшись с богатым двором, понукал свою усталую лошаденку, поспешая на ночлег в лежавшие под большаком выселки, к мужичку-хозяину, у которого, кроме сена и хлеба, не найдешь ничего, да зато лишней копейки не заплатишь. Кроме своего выгодного местоположения, постоялый двор, о котором мы начали речь, брал многим: отличной водой в двух глубоких колодцах со скрипучими колесами и железными бадьями на цепях; просторным двором со сплошными тесовыми навесами на толстых столбах; обильным запасом хорошего овса в подвале; теплой избой с огромнейшей русской печью, к которой наподобие богатырских плечей прилегали длинные борова, и наконец двумя довольно чистыми комнатками, с красно-лиловыми, снизу несколько оборванными бумажками на стенах, деревянным крашеным диваном, такими же стульями и двумя горшками гераниума на окнах, которые, впрочем, никогда не отпирались и тускнели многолетней пылью. Другие еще удобства представлял этот постоялый двор: кузница была от него близко, тут же почти находилась мельница; наконец, и поесть в нем можно было хорошо по милости толстой и румяной бабы стряпухи, которая кушанья варила вкусно и жирно и не скупилась на припасы; до ближайшего кабака считалось всего с полверсты; хозяин держал табак нюхательный, хотя и смешанный с золой, однако чрезвычайно забористый и приятно разъедающий нос, — словом, много было причин, почему в том дворе не переводились всякого рода...
5. Генерал-поручик Паткуль. Трагедия в пяти действиях, и в стихах
Входимость: 16. Размер: 84кб.
Часть текста: жизни и где, следовательно, трагик имеет право, для большего торжества истины, жертвовать фактами, внешней вероятностью [43] . В произведении г. Кукольника одно лицо — Паткуль наполняет всю сцену; пафос (мы бы весьма желали заменить это слово другим, в угоду тем насмешливым и острым людям, которым оно не нравится, но не находим другого), его пафос — величие Петра, возникающей Руси, нового царства, нового народа… Остальные лица — Август, Карл, любовницы и министры Августа служат только рамой картине. Нам кажется, что автор употребил во зло признанное за ним право изменять события: вся его трагедия исполнена анахронизмов, на которые мы укажем ниже; во всяком случае едва ли следовало заставить Паткуля (на стр. 84) говорить о Мольере, как о живом человеке, тридцать три года после его смерти. Но прежде, чем приступим собственно к разбору произведения г. Кукольника, нам хочется поговорить о самом Паткуле как об историческом лице. Графиня Кёнигсмарк [44] говорит у г. Кукольника, что Царя Петра великое лицо Испуганной Европе представляет Великий Паткуль… — и хоть тогда, за три года до Полтавской битвы, Европа...

© 2000- NIV