Cлово "ПРОДОЛЖАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПРОДОЛЖАЛА, ПРОДОЛЖАЛ, ПРОДОЛЖАЕТ, ПРОДОЛЖАЯ

1. Гамлет Щигровского уезда. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 17.
2. Накануне
Входимость: 13.
3. Однодворец Овсянников. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 12.
4. Накануне (главы 6-10)
Входимость: 12.
5. Отцы и дети (главы 9-12)
Входимость: 12.
6. Дневник лишнего человека (страница 2)
Входимость: 12.
7. Где тонко, там и рвется
Входимость: 11.
8. Петушков (главы 8-11)
Входимость: 11.
9. Ася (главы 8-14)
Входимость: 11.
10. Новь (главы 4-6)
Входимость: 10.
11. Яков Пасынков
Входимость: 10.
12. Бретер (главы 4-8)
Входимость: 10.
13. Накануне (главы 26-30)
Входимость: 9.
14. Отцы и дети (главы 17-19)
Входимость: 9.
15. Первая любовь (главы 6-10)
Входимость: 9.
16. Муму
Входимость: 9.
17. Дым (главы 16-18)
Входимость: 9.
18. Контора. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 9.
19. Накануне (главы 16-20)
Входимость: 8.
20. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 8.
21. Степной король Лир (главы 19-24)
Входимость: 8.
22. Первая любовь (главы 11-16)
Входимость: 8.
23. Несчастная (главы 18-24)
Входимость: 8.
24. Дым (главы 13-15)
Входимость: 8.
25. Дворянское гнездо (главы 26-30)
Входимость: 8.
26. Степной король Лир (главы 14-18)
Входимость: 8.
27. Затишье (глава 5)
Входимость: 8.
28. Новь (главы 7-10)
Входимость: 8.
29. Отцы и дети (главы 13-16)
Входимость: 8.
30. Отцы и дети (главы 25-26)
Входимость: 8.
31. Рудин (эпилог)
Входимость: 8.
32. Яков Пасынков (глава 3)
Входимость: 8.
33. Затишье (глава 2)
Входимость: 8.
34. Накануне (главы 11-15)
Входимость: 8.
35. После смерти (Клара Милич)
Входимость: 7.
36. Бурмистр. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 7.
37. Дневник лишнего человека (страница 3)
Входимость: 7.
38. Рудин (глава 2)
Входимость: 7.
39. Фауст
Входимость: 7.
40. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 7.
41. Новь (главы 20-21)
Входимость: 7.
42. Петр Петрович Каратаев. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 7.
43. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 7.
44. Рудин (глава 3)
Входимость: 7.
45. Несчастная (главы 9-16)
Входимость: 7.
46. Дым (главы 10-12)
Входимость: 7.
47. Петушков (главы 5-7)
Входимость: 6.
48. Малиновая вода. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 6.
49. Новь (главы 26-27)
Входимость: 6.
50. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Гамлет Щигровского уезда. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 17. Размер: 51кб.
Часть текста: положением в свете и богатством. Александр Михайлыч никогда женатым не был и не любил женщин; общество у него собиралось холостое. Он жил на большую ногу, увеличил и отделал дедовские хоромы великолепно, выписывал ежегодно из Москвы тысяч на пятнадцать вина и вообще пользовался величайшим уважением. Александр Михайлыч давным-давно вышел в отставку и никаких почестей не добивался... Что же заставляло его напрашиваться на посещение сановного гостя и волноваться с самого утра в день торжественного обеда? Это остается покрыто мраком неизвестности, как говаривал один мой знакомый стряпчий, когда его спрашивали: берет ли он взятки с доброхотных дателей? Расставшись с хозяином, я начал расхаживать по комнатам. Почти все гости были мне совершенно незнакомы; человек двадцать уже сидело за карточными столами. В числе этих любителей преферанса было: два военных с благородными, но слегка изношенными лицами, несколько штатских особ, в тесных, высоких галстуках и с висячими, крашеными усами, какие только бывают у людей решительных, но благонамеренных (эти благонамеренные люди с важностью подбирали карты и, не поворачивая головы, вскидывали сбоку глазами на...
2. Накануне
Входимость: 13. Размер: 46кб.
Часть текста: от Кунцева, в один из самых жарких летних дней 1853 года лежали на траве два молодых человека. Один, на вид лет двадцати трех, высокого роста, черномазый, с острым и немного кривым носом, высоким лбом и сдержанною улыбкой на широких губах, лежал на спине и задумчиво глядел вдаль, слегка прищурив свои небольшие серые глазки; другой лежал на груди, подперев обеими руками кудрявую белокурую голову, и тоже глядел куда-то вдаль. Он был тремя годами старше своего товарища, но казался гораздо моложе; усы его едва пробились, и на подбородке вился легкий пух. Было что-то детски-миловидное, что-то привлекательно-изящное в мелких чертах его свежего, круглого лица, в его сладких, карих глазах, красивых, выпуклых губках и белых ручках. Все в нем дышало счастливою веселостью здоровья, дышало молодостью - беспечностью, самонадеянностью, избалованностью, прелестью молодости. Он и поводил глазами, и улыбался, и подпирал голову, как это делают мальчики, которые знают, что на них охотно заглядываются. На нем было просторное белое пальто вроде блузы; голубой платок охватывал его тонкую шею, измятая соломенная шляпа валялась в траве возле него. В сравнении с ним его товарищ казался стариком, и никто бы не подумал, глядя на его угловатую фигуру, что и он наслаждается, что и ему хорошо. Он лежал неловко; его большая, кверху широкая, книзу заостренная голова неловко сидела на длинной шее; неловкость сказывалась в самом положении его рук, его туловища, плотно охваченного коротким черным сюртучком, его длинных ног с поднятыми коленями, подобных задним ножкам стрекозы. Со всем тем нельзя было не признать в нем хорошо воспитанного человека; отпечаток "порядочности" замечался во всем его неуклюжем существе, и лицо его, некрасивое и даже несколько смешное, выражало привычку мыслить и доброту. Звали его Андреем Петровичем Берсеневым; его товарищ, белокурый молодой человек, прозывался Шубиным, Павлом Яковлевичем. - Отчего ты не лежишь, как я, на груди? -...
3. Однодворец Овсянников. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 12. Размер: 36кб.
Часть текста: Носил он просторный синий сюртук с длинными рукавами, застегнутый доверху, шелковый лиловый платок на шее, ярко вычищенные сапоги с кистями и вообще с виду походил на зажиточного купца. Руки у него были прекрасные, мягкие и белые, он часто в течение разговора брался за пуговицы своего сюртука. Овсяников своею важностью и неподвижностью, смышленостью и ленью, своим прямодушием и упорством напоминал мне русских бояр допетровских времен... Ферязь бы к нему пристала. Это был один из последних людей старого века. Все соседи его чрезвычайно уважали и почитали за честь знаться с ним. Его братья, однодворцы, только что не молились на него, шапки перед ним издали ломали, гордились им. Говоря вообще, у нас до сих пор однодворца трудно отличить от мужика: хозяйство у него едва ли не хуже мужицкого, телята не выходят из гречихи, лошади чуть живы, упряжь веревочная. Овсяников был исключением из общего правила, хоть и не слыл за богача. Жил он один с своей женой в уютном, опрятном домике, прислугу держал небольшую, одевал людей своих по-русски и называл работниками. Они же у него и землю пахали. Он и себя не выдавал за дворянина, не прикидывался помещиком, никогда, как говорится, "не забывался", не по первому приглашению садился и при входе нового гостя непременно поднимался с места, но с таким достоинством, с такой величавой приветливостью, что гость невольно ему кланялся пониже. Овсяников придерживался старинных обычаев не из суеверия (душа в нем была довольно свободная), а по привычке. Он, например, не любил рессорных экипажей, потому что не находил их покойными, и разъезжал либо в беговых дрожках, либо в небольшой красивой тележке с кожаной подушкой, и сам правил своим добрым...
4. Накануне (главы 6-10)
Входимость: 12. Размер: 42кб.
Часть текста: большие серые глаза под круглыми бровями, окруженные крошечными веснушками, лоб и нос совершенно прямые, сжатый рот и довольно острый подбородок. Ее темно-русая коса спускалась низко на тонкую шею. Во всем ее существе, в выражении лица, внимательном и немного пугливом, в ясном, но изменчивом взоре, в улыбке, как будто напряженной, в голосе, тихом и неровном, было что-то нервическое, электрическое, что-то порывистое и торопливое, словом, что-то такое, что не могло всем нравиться, что даже отталкивало иных. Руки у ней были узкие, розовые, с длинными пальцами, ноги тоже узкие; она ходила быстро, почти стремительно, немного наклоняясь вперед. Она росла очень странно; сперва обожала отца, потом страстно привязалась к матери и охладела к обоим, особенно к отцу. В последнее время она обходилась с матерью, как с больною бабушкой; а отец, который гордился ею, пока она слыла за необыкновенного ребенка, стал ее бояться, когда она выросла, и говорил о ней, что она какая-то восторженная республиканка, бог знает в кого! Слабость возмущала ее, глупость сердила, ложь она не прощала "во веки веков"; требования ее ни перед чем не отступали, самые молитвы не раз мешались с укором. Стоило человеку потерять ее уважение, - а суд произносила она скоро, часто слишком скоро, - и...
5. Отцы и дети (главы 9-12)
Входимость: 12. Размер: 46кб.
Часть текста: дубки, не принялись. - Надо серебристых тополей побольше здесь сажать, да елок, да, пожалуй, липок, подбавивши чернозему. Вон беседка принялась хорошо, - прибавил он, - потому что акация да сирень - ребята добрые, ухода не требуют. Ба, да тут кто-то есть. В беседке сидела Фенечка с Дуняшей и Митей. Базаров остановился, а Аркадий кивнул головою Фенечке, как старый знакомый. - Кто это? - спросил его Базаров, как только они прошли мимо. - Какая хорошенькая! - Да ты о ком говоришь? - Известно о ком: одна только хорошенькая. Аркадий, не без замешательства, объяснил ему в коротких словах, кто была Фенечка. - Ага! - промолвил Базаров, - у твоего отца, видно, губа не дура. А он мне нравится, твой отец, ей-ей! Он молодец. Однако надо познакомиться, - прибавил он и отправился назад к беседке. - Евгений! - с испугом крикнул ему вослед Аркадий, - осторожней, ради Бога. - Не волнуйся, - проговорил Базаров, - народ мы тертый, в городах живали. Приблизясь к Фенечке, он скинул картуз. - Позвольте представиться, - начал он с вежливым поклоном, - Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный. Фенечка приподнялась со скамейки и глядела на него молча. - Какой ребенок чудесный! - продолжал Базаров. - Не беспокойтесь, я еще никого не сглазил. Что это у него щеки такие красные? Зубки, что ли, прорезаются? - Да-с, - промолвила Фенечка, - четверо зубков у него...

© 2000- NIV