Cлово "СТАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТАЛО, СТАЛ, СТАНУ, СТАЛА, СТАЛИ

1. Григорьев А. А.: И. С. Тургенев и его деятельность
Входимость: 64. Размер: 330кб.
2. Писарев Д. И.: Реалисты
Входимость: 56. Размер: 386кб.
3. Постоялый двор
Входимость: 38. Размер: 147кб.
4. Рассказ отца Алексея
Входимость: 29. Размер: 72кб.
5. Фауст
Входимость: 29. Размер: 83кб.
6. Вовчок М.: Институтка (перевод Тургенева)
Входимость: 28. Размер: 90кб.
7. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 27. Размер: 66кб.
8. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 25. Размер: 132кб.
9. Арсеньева Елена: Проклятая цыганка (Полина Виардо — Иван Тургенев)
Входимость: 25. Размер: 92кб.
10. Два приятеля
Входимость: 25. Размер: 169кб.
11. Антонович М. А.: Асмодей нашего времени
Входимость: 24. Размер: 129кб.
12. Отрывки из воспоминаний — своих и чужих
Входимость: 23. Размер: 86кб.
13. Писарев Д. И.: Писемский, Тургенев и Гончаров
Входимость: 21. Размер: 113кб.
14. Собака
Входимость: 21. Размер: 66кб.
15. Несчастная (глава 17)
Входимость: 20. Размер: 63кб.
16. Призраки
Входимость: 19. Размер: 127кб.
17. Бежин луг. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 19. Размер: 42кб.
18. Андрей Колосов
Входимость: 18. Размер: 97кб.
19. Литературные и житейские воспоминания. Воспоминания о Белинском
Входимость: 17. Размер: 110кб.
20. Живые мощи. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 17. Размер: 27кб.
21. Волынский А. Л.: Раскол в радикальной журналистике шестидесятых годов (старая орфография)
Входимость: 17. Размер: 162кб.
22. Несчастная (главы 9-16)
Входимость: 17. Размер: 38кб.
23. Три встречи
Входимость: 16. Размер: 87кб.
24. Переписка
Входимость: 16. Размер: 103кб.
25. Пунин и Бабурин. II. 1837 г
Входимость: 16. Размер: 58кб.
26. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 15. Размер: 46кб.
27. Литературные и житейские воспоминания. Человек в серых очках (Из воспоминаний 1848 года)
Входимость: 15. Размер: 97кб.
28. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 21). Время разбрасывать камни
Входимость: 15. Размер: 83кб.
29. Флобер Гюстав: Легенда о св. Юлиане Милостивом (перевод Тургенева)
Входимость: 15. Размер: 74кб.
30. Андрей
Входимость: 15. Размер: 68кб.
31. Отцы и дети (главы 22-24)
Входимость: 15. Размер: 56кб.
32. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 15. Размер: 51кб.
33. Писарев Д. И.: Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова
Входимость: 15. Размер: 124кб.
34. Биография (вариант 3)
Входимость: 15. Размер: 46кб.
35. Рудин (Примечания)
Входимость: 15. Размер: 126кб.
36. Иван Тургенев и Полина Виардо (автор неизвестен)
Входимость: 14. Размер: 26кб.
37. Овсянико-Куликовский Д. Н.: Вера, героиня "Фауста" (старая орфография)
Входимость: 13. Размер: 92кб.
38. Отрывки из воспоминаний — своих и чужих. II. Отчаянный
Входимость: 13. Размер: 83кб.
39. Стучит! (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 13. Размер: 27кб.
40. Дым (главы 25-28)
Входимость: 13. Размер: 40кб.
41. Нахлебник. Действие второе
Входимость: 13. Размер: 60кб.
42. Вешние воды (главы 27-30)
Входимость: 13. Размер: 28кб.
43. Неосторожность
Входимость: 13. Размер: 98кб.
44. Степной король Лир (главы 19-24)
Входимость: 13. Размер: 30кб.
45. Степной король Лир (главы 25-31)
Входимость: 12. Размер: 34кб.
46. После смерти (Клара Милич). (главы 14-18)
Входимость: 12. Размер: 31кб.
47. Параша
Входимость: 12. Размер: 63кб.
48. Новь (главы 30-32)
Входимость: 12. Размер: 40кб.
49. Дворянское гнездо (приложения: страница 3)
Входимость: 12. Размер: 35кб.
50. Вешние воды (Примечания)
Входимость: 12. Размер: 108кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Григорьев А. А.: И. С. Тургенев и его деятельность
Входимость: 64. Размер: 330кб.
Часть текста: любит и высоко ценит критик,-- подобный прием ему особенно противен. Тут может быть возникнет сейчас же вопрос: имеет ли право критик говорить о таланте, который он горячо любит и высоко ценит, не перестает ли он быть м отношении к такому таланту критиком, т. е. лицом судящим, взвешивающим, оценивающим, указывающим недостатки и промахи? Такой вопрос конечно может возникнуть только в кружках, ничего не питавших кроме критических статей гг. Греча, Кс. Полеваго, Булгарина, Сенковского и иных, приучивших публику их читавшую и поныне еще может быть читающую, к извинениям в случаях их особенного расположения к тому или другому из авторов - да в кружке замоскворецких или коломенских барышень, которые всегда думают, что им сказали что либо "в критику" - но все же ведь он, этот пошлый вопрос, может возникнуть... потому что, при малой развитости понятий в большей части нашей публики, еще не привыкли уметь отделять расположение к дарованию от расположения к личности. Даже Белинский не успел приучить к этому. Большей части читающих, и даже пишущих, и даже иногда критикующих,-- непонятен тот процесс раздвоения на человека чувствующего и человека судящего, который совершается в критике; т. е. в лице, взявшем на...
2. Писарев Д. И.: Реалисты
Входимость: 56. Размер: 386кб.
Часть текста: заключается в том, что оно находится в самой неразрывной связи с действительными потребностями нашего общества. Это направление создано этими потребностями и только благодаря им существует и понемногу развивается. Когда наши дедушки забавлялись мартинизмом [1], масонством или вольтерьянством, когда наши папеньки утешались романтизмом, байронизмом или гегелизмом, тогда они были похожи на очень юных гимназистов, которые во что бы то ни стало стараются себя уверить, что чувствуют неодолимую потребность затянуться после обеда крепкою папироскою. У юных гимназистов существует на самом деле потребность казаться взрослыми людьми, и эта потребность вполне естественна и законна, но все-таки самый процесс курения не имеет ни малейшей связи с действительными требованиями их организма. Так было и с нашими ближайшими предками. Им было очень скучно, и у них существовала действительная потребность занять мозги какими-нибудь размышлениями, но почему выписывался из-за границы мартинизм, или байронизм, или гегелизм - на этот вопрос не ищите ответа в органических потребностях русских людей. Все эти -измы выписывались единственно потому, что они были в ходу у европейцев, и все они не имели ни малейшего отношения к тому, что происходило в нашем обществе. Теперь, по-видимому, дело пошло иначе. Мы теперь выписываем больше, чем когда бы то ни было; мы переводим столько книг, сколько не переводили никогда; но мы теперь знаем, что делаем, и можем дать себе отчет, почему мы берем именно это, а не другое. После окончания Крымской войны родилась и быстро выросла наша обличительная литература. Она была очень слаба и ничтожна, и даже очень близорука, но ее рождение было явлением совершенно естественным и вполне органическим. Удар вызвал ощущение боли, и вслед за тем явилось желание отделаться от этой боли. Обличение направилось, конечно, на те стороны нашей жизни, которые всем мозолили глаза, и, между прочим, наше негодование обрушилось...
3. Постоялый двор
Входимость: 38. Размер: 147кб.
Часть текста: доморощенных лошадей, торжественно проплывала мимо, что не мешало, однако, ни кучеру, ни лакею на запятках с каким-то особенным чувством и вниманием посмотреть на слишком им знакомое крылечко; или какой-нибудь голяк в дрянной тележке и с тремя пятаками в мошне за пазухой, поравнявшись с богатым двором, понукал свою усталую лошаденку, поспешая на ночлег в лежавшие под большаком выселки, к мужичку-хозяину, у которого, кроме сена и хлеба, не найдешь ничего, да зато лишней копейки не заплатишь. Кроме своего выгодного местоположения, постоялый двор, о котором мы начали речь, брал многим: отличной водой в двух глубоких колодцах со скрипучими колесами и железными бадьями на цепях; просторным двором со сплошными тесовыми навесами на толстых столбах; обильным запасом хорошего овса в подвале; теплой избой с огромнейшей русской печью, к которой наподобие богатырских плечей прилегали длинные борова, и наконец двумя довольно чистыми комнатками, с красно-лиловыми, снизу несколько оборванными бумажками на стенах, деревянным крашеным диваном, такими же стульями и двумя горшками гераниума на окнах, которые, впрочем, никогда не отпирались и тускнели многолетней пылью. Другие еще удобства представлял этот постоялый двор: кузница была от него близко, тут же почти находилась мельница; наконец, и поесть в нем можно было хорошо по милости толстой и румяной бабы стряпухи, которая кушанья варила вкусно и жирно и не скупилась на припасы; до ближайшего кабака считалось всего с полверсты; хозяин держал табак нюхательный, хотя и смешанный с золой, однако чрезвычайно забористый и приятно разъедающий нос, — словом, много было причин, почему в том дворе не переводились всякого рода постояльцы. Полюбился он проезжим — вот главное; без этого, известно, никакое дело в ход не пойдет; а полюбился он более потому, как толковали в околотке, что сам хозяин был очень счастлив и во всех своих предприятиях удачлив, хоть он и мало заслуживал ...
4. Рассказ отца Алексея
Входимость: 29. Размер: 72кб.
Часть текста: для себя, но прямо заявил, что ни в чем не нуждается, а во-вторых, я ни на каком человеческом лице не видывал более грустного, вполне безучастного, — как говорится, — «убитого» выражения. Черты этого лица были обыкновенные, деревенского типа: морщинистый лоб, маленькие серые глазки, крупный нос, бородка клином, кожа смуглая и загорелая… Но выражение!.. выражение!.. В тусклом взгляде едва — и то скорбно — теплилась жизнь; и голос был какой-то тоже неживой, тоже тусклый. Я занемог и пролежал несколько дней; отец Алексей заходил ко мне по вечерам — не беседовать, а играть в дурачки. Игра в карты, казалось, развлекала его еще больше, чем меня. Однажды, оставшись несколько раз сряду в дураках (чему отец Алексей порадовался немало), я завел речь о его прошлой жизни, о тех горестях, которые оставили на нем такой явный след. Отец Алексей сперва долго упирался, но кончил тем, что рассказал мне свою историю. Я ему, должно быть, чем-нибудь да полюбился; а то бы он не был со мною так откровенен. Я постараюсь...
5. Фауст
Входимость: 29. Размер: 83кб.
Часть текста: за перо и пишу к тебе. Мелкий дождь сеет с утра: выйти невозможно; да и мне же хочется поболтать с тобой. Вот я опять в своем старом гнезде, в котором не был - страшно вымолвить - целых девять лет. Чего, чего не перебывало в эти девять лет! Право, как подумаешь, я точно другой человек стал. Да и в самом деле другой: помнишь ты в гостиной маленькое, темненькое зеркальце моей прабабушки, с такими странными завитушками по углам, - ты все, бывало, раздумывал о том, что оно видело сто лет тому назад, - я, как только приехал, подошел к нему и невольно смутился. Я вдруг увидел, как я постарел и переменился в последнее время. Впрочем, не я один постарел. Домишко мой, уже давно ветхий, теперь чуть держится, весь покривился, врос в землю. Добрая моя Васильевна, ключница (ты ее, наверно, не забыл: она тебя таким славным вареньем потчевала), совсем высохла и сгорбилась; увидав меня, она даже вскрикнуть не могла и не заплакала, а только заохала и раскашлялась, села в изнеможении на стул и замахала рукою. Старик Терентий еще бодрится, по-прежнему держится прямо и на ходу выворачивает ноги, вдетые в те же самые желтые нанковые панталошки и обутые в те же самые скрыпучие козловые башмаки, с высоким подъемом и бантиками, от которых ты не однажды приходил в умиление... ...

© 2000- NIV