Cлово "МАРЬЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАРЬИ, МАРЬЕ, МАРЬЮ, МАРЬЕЙ

1. Вешние воды (главы 38-40)
Входимость: 52.
2. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 45.
3. Дворянское гнездо
Входимость: 40.
4. Затишье (глава 2)
Входимость: 39.
5. Вешние воды (главы 35-27)
Входимость: 37.
6. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 36.
7. Вешние воды (главы 41-44)
Входимость: 35.
8. Затишье (глава 4)
Входимость: 24.
9. Затишье (глава 6)
Входимость: 20.
10. Дворянское гнездо (главы 26-30)
Входимость: 20.
11. Дворянское гнездо (главы 31-35)
Входимость: 16.
12. Холостяк (действие второе)
Входимость: 15.
13. Затишье (глава 3)
Входимость: 14.
14. Холостяк
Входимость: 13.
15. Холостяк (действие третье)
Входимость: 12.
16. Бретер (главы 9-11)
Входимость: 10.
17. Вешние воды (главы 31-34)
Входимость: 10.
18. Дворянское гнездо (главы 6-10)
Входимость: 9.
19. Бретер (главы 4-8)
Входимость: 8.
20. Дворянское гнездо (приложения: страница 4)
Входимость: 8.
21. Затишье (глава 5)
Входимость: 8.
22. Дворянское гнездо (главы 21-25)
Входимость: 6.
23. Дворянское гнездо (главы 16-20)
Входимость: 5.
24. Яков Пасынков (глава 3)
Входимость: 5.
25. Дворянское гнездо (приложения)
Входимость: 4.
26. Дворянское гнездо (приложения: страница 3)
Входимость: 4.
27. Дворянское гнездо (приложения: страница 2)
Входимость: 3.
28. Петр Петрович Каратаев. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 3.
29. Накануне
Входимость: 2.
30. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 17). Заграничные скитания. Вести из России
Входимость: 2.
31. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 13). На переломе
Входимость: 2.
32. Дворянское гнездо (приложения: страница 9)
Входимость: 1.
33. Однодворец Овсянников. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 1.
34. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 29). Исход
Входимость: 1.
35. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 12). Арест и Спасская ссылка
Входимость: 1.
36. Где тонко, там и рвется
Входимость: 1.
37. Первая любовь (главы 6-10)
Входимость: 1.
38. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 5). Берлинские университеты
Входимость: 1.
39. Касьян с Красивой мечи. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 1.
40. Дворянское гнездо (приложения: страница 6)
Входимость: 1.
41. Фауст (примечания)
Входимость: 1.
42. Накануне (главы 21-25)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Вешние воды (главы 38-40)
Входимость: 52. Размер: 28кб.
Часть текста: уже родственный ему дом, к ней, к возлюбленным ее ногам... Но делать нечего! Надо испить фиал до дна, надо одеться, идти обедать - а оттуда в театр... Хоть бы завтра она его поскорей отпустила! Еще одно его смущало, его сердило: он с любовью, с умилением, с благодарным восторгом думал о Джемме, о жизни с нею вдвоем, о счастии, которое его ожидало в будущем,- и между тем эта странная женщина, эта госпожа Полозова неотступно носилась... нет! не носилась - торчала... так именно, с особым злорадством выразился Санин - торчала перед его глазами,- и не мог он отделаться от ее образа, не мог не слышать ее голоса, не вспоминать ее речей, не мог не ощущать даже того особенного запаха, тонкого, свежего и пронзительного, как запах желтых лилий, которым веяло от ее одежд. Эта барыня явно дурачит его, и так и сяк к нему подъезжает... Зачем это? что ей надо? Неужели же это одна прихоть избалованной, богатой и едва ли не безнравственной женщины ? И этот муж?! Что это за существо? Какие его отношения к ней? . И к чему лезут эти вопросы в голову ему, Санину, которому собственно нет никакого дела ни до г-на Полозова, ни до его супруги? Почему не может он прогнать этот неотвязный образ даже тогда, когда обращается всей душою к другому, светлому и ясному, как божий день? Как смеют сквозь те, почти божественные черты - сквозить эти? И они не только сквозят - они ухмыляются дерзостно. Эти серые хищные глаза, эти ямочки на щеках, эти змеевидные косы - да неужели же это все словно прилипло к нему, и он стряхнуть, отбросить прочь все это не в силах, не может? Вздор! вздор! Завтра же это все исчезнет без следа... Но отпустит ли она его завтра? Да... Все эти вопросы он себе ставил, а стало время пододвигаться к трем часам - и надел он черный фрак да,...
2. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 45. Размер: 46кб.
Часть текста: У Калитиных Лаврецкого не приняли - в первый раз с тех пор, как он с ними познакомился. Марья Дмитриевна "почивали", - так доложил лакей; у "них" голова болела. Марфы Тимофеевны и Лизаветы Михайловны не было дома. Лаврецкий походил около сада в смутной надежде встретиться с Лизой, но не увидал никого. Он вернулся через два часа и получил тот же ответ, причем лакей как-то косо посмотрел на него. Лаврецкому показалось неприличным наведываться в тот же день в третий раз - и он решился съездить в Васильевское, где у него без того были дела. На дороге он строил различные планы, один прекраснее другого; но в сельце его тетки на него напала грусть; он вступил в разговор с Антоном; у старика, как нарочно, все невеселые мысли на уме были. Он рассказал Лаврецкому, как Глафира Петровна перед смертью сама себя за руку укусила, - и, помолчав, сказал со вздохом: "Всяк человек, барин-батюшка, сам себе на съедение предан". Было уже поздно, когда Лаврецкий пустился в обратный путь. Вчерашние звуки охватили его, образ Лизы восстал в его душе во всей своей кроткой ясности; он умилился при мысли, что она его любит, - и подъехал к своему городскому домику успокоенный и счастливый. Первое, что поразило его при входе в переднюю, был запах пачули, весьма ему противный; тут же стояли какие-то высокие сундуки и баулы. Лицо выскочившего к нему навстречу камердинера показалось ему странным. Не отдавая себе отчета в своих впечатлениях, переступил он порог гостиной... Ему навстречу с дивана поднялась дама в черном шелковом платье с воланами и, поднеся батистовый платок к бледному лицу, переступила несколько шагов, склонила тщательно расчесанную душистую голову - и упала к его ногам... Тут только он узнал ее: эта дама была его жена. Дыхание у него захватило... Он прислонился к стене. - Теодор, не прогоняйте меня! - сказала она по-французски, и голос ее как ножом резанул его по сердцу. Он глядел на нее бессмысленно и, ...
3. Дворянское гнездо
Входимость: 40. Размер: 28кб.
Часть текста: сидели две женщины - одна лет пятидесяти, другая уже старушка, семидесяти лет. Первую из них звали Марьей Дмитриевной Калитиной. Ее муж, бывший губернский прокурор, известный в свое время делец, - человек бойкий и решительный, желчный и упрямый, - умер лет десять тому назад. Он получил изрядное воспитание, учился в университете, но, рожденный в сословии бедном, рано понял необходимость проложить себе дорогу я набить деньгу. Марья Дмитриевна вышла за него по любви: он был недурен собою, умен и, когда хотел, очень любезен. Марья Дмитриевна (в девицах Пестова) еще в детстве лишилась родителей, провела несколько лет в Москве, в институте, и, вернувшись оттуда, жила в пятидесяти верстах от О..., в родовом своем селе Покровском, с теткой да с старшим братом. Брат этот скоро переселился в Петербург на службу и держал и сестру и тетку в черном теле, пока внезапная смерть не положила предела его поприщу. Марья Дмитриевна наследовала Покровское, но не долго жила в нем; на второй же год после ее свадьбы с Калитиным, который в несколько дней успел покорить ее сердце, Покровское было променено на другое имение, гораздо более доходное, но некрасивое и без усадьбы; и в то же время Калитин приобрел дом в городе О..., где и поселился с женою на постоянное жительство. При доме находился большой сад; одной стороной он выходил прямо в поле, за город. "Стало быть, - решил Калитин, большой неохотник до сельской тишины, - в деревню таскаться незачем". Марья Дмитриевна не раз в душе пожалела о своем хорошеньком Покровском с веселой речкой, широкими лугами и зелеными рощами; но она ни в чем не прекословила мужу и благоговела пред его умом и знанием света. Когда же, после пятнадцатилетнего брака, он умер, оставив сына и...
4. Затишье (глава 2)
Входимость: 39. Размер: 43кб.
Часть текста: друга по обеим сторонам огромного проточного пруда. Длинная плотина, обсаженная серебристыми тополями, замыкала этот пруд; почти в уровень с ней виднелась красная крыша небольшой мельницы-колотовки. Построенные одинаково, выкрашенные одной лиловой краской, домики, казалось, переглядывались через широкую водную гладь блестящими стеклами своих маленьких чистых окон. Посредине каждого из домиков выдавалась круглая терраса и возвышался острый фронтон, подпертый четырьмя тесно поставленными белыми колоннами. Вокруг всего пруда шел старинный сад: липы тянулись по нем аллеями, стояли сплошными купами; заматерелые сосны с бледно-желтыми стволами, темные дубы, великолепные ясени высоко поднимали там и сям свои одинокие верхушки; густая зелень разросшихся сиреней и акаций подступала вплоть до самых боков обоих домиков, оставляя открытыми одни их передние стороны, от которых бежали вниз по скатам извилистые, убитые кирпичом дорожки. Пестрые утки, белые и серые гуси плавали отдельными станицами по светлой воде пруда: он никогда не зацветал благодаря обильным ключам, бившим в его "голове" со дна крутого и каменистого оврага. Местоположение усадьбы было хорошо: приветливо, уединенно и красиво. В одном из двух маленьких домиков жил сам Михаил Нико-лаич; в другом жила его мать, дряхлая старуха лет семидесяти. Взъехавши на плотину, Владимир Сергеич не знал, к какому дому направиться. Он оглянулся - дворовый мальчик удил рыбу, стоя босиком на полусгнившей коряге. Владимир Сергеич окликнул его. - Да вам к кому, к старой барыне аль к барчуку? - возразил мальчик, не сводя глаз с поплавка. - К какой барыне? - ответил Владимир Сергеич.- Я к Михаилу Николаичу. - А! к барчуку? Ну так ступайте направо. И мальчик дернул...
5. Вешние воды (главы 35-27)
Входимость: 37. Размер: 22кб.
Часть текста: - Да ведь это прелесть,- проговорила она медлительным голосом,- это чудо! Я уже полагала, что таких молодых людей, как вы, на свете больше не встречается. Дочь кондитера! - Вас это, я вижу, удивляет,- заметил не без достоинства Санин,- но, во-первых, у меня вовсе нет тех предрассудков... - Во-первых, это меня нисколько не удивляет,- перебила Марья Николаевна, - предрассудков и у меня нет. Я сама дочь мужика. А? что, взяли? Меня удивляет и радует то, что вот человек не боится любить. Ведь вы ее любите? - Да. - Она очень хороша собою? Санина слегка покоробило от этого последнего вопроса... Однако отступать уже не приходилось. - Вы знаете, Марья Николаевна,- начал он,- всякому человеку лицо его возлюбленной кажется лучше всех других; но моя невеста - действительно красавица. - В самом деле? В каком роде? итальянском? античном? - Да; у ней очень правильные черты. - С вами нет ее портрета? - Нет. (В то время о фотографиях еще помину не было. Дагерротипы едва стали распространяться.) - Как ее зовут? - Ее имя - Джемма. - А ваше - как? - Димитрий. - По отчеству? - Павлович. - Знаете что,- проговорила Марья Николаевна все тем же медлительным голосом,- вы мне очень нравитесь, Дмитрий Павлович. Вы, должно быть, хороший человек. Дайте-ка мне вашу руку. Будемте приятелями. Она крепко пожала его руку своими красивыми, белыми, сильными пальцами. Ее рука была немногим меньше его руки - ...

© 2000- NIV