Cлово "ВЫЙТИ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЫШЕЛ, ВЫЙДЕТ, ВЫШЛА, ВЫШЛО

1. Фауст
Входимость: 20.
2. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 19.
3. Муму
Входимость: 13.
4. Отцы и дети (главы 5-8)
Входимость: 12.
5. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 12.
6. Степной король Лир (главы 14-18)
Входимость: 11.
7. Отцы и дети (главы 22-24)
Входимость: 10.
8. Петушков (главы 5-7)
Входимость: 9.
9. Где тонко, там и рвется
Входимость: 9.
10. Новь (главы 28-29)
Входимость: 9.
11. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 21). Время разбрасывать камни
Входимость: 8.
12. Чертопханов и Недопюскин. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 8.
13. Дневник лишнего человека (страница 3)
Входимость: 8.
14. Несчастная (глава 17)
Входимость: 8.
15. Накануне (главы 26-30)
Входимость: 8.
16. Песнь торжествующей любви
Входимость: 8.
17. Поездка в Полесье
Входимость: 8.
18. Рудин (эпилог)
Входимость: 8.
19. Жид
Входимость: 7.
20. Отцы и дети (главы 20-21)
Входимость: 7.
21. Яков Пасынков (глава 2)
Входимость: 7.
22. Отцы и дети (главы 27-28)
Входимость: 7.
23. Отцы и дети (главы 17-19)
Входимость: 7.
24. Накануне (главы 6-10)
Входимость: 7.
25. Новь (главы 23-25)
Входимость: 7.
26. Дым (главы 13-15)
Входимость: 7.
27. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 4). Годы учения
Входимость: 7.
28. Отцы и дети (главы 13-16)
Входимость: 7.
29. Яков Пасынков (глава 3)
Входимость: 7.
30. Контора. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 7.
31. Несчастная (главы 9-16)
Входимость: 7.
32. Накануне
Входимость: 6.
33. Затишье (глава 6)
Входимость: 6.
34. Однодворец Овсянников. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 6.
35. Яков Пасынков
Входимость: 6.
36. Новь (главы 30-32)
Входимость: 6.
37. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 17). Заграничные скитания. Вести из России
Входимость: 6.
38. Новь (главы 35-36)
Входимость: 6.
39. Дворянское гнездо (приложения: страница 2)
Входимость: 6.
40. Степной король Лир (главы 8-13)
Входимость: 6.
41. Дым (главы 7-9)
Входимость: 6.
42. Месяц в деревне (действие пятое)
Входимость: 6.
43. Накануне (главы 21-25)
Входимость: 6.
44. Холостяк (действие третье)
Входимость: 6.
45. Дворянское гнездо (главы 11-15)
Входимость: 5.
46. Дворянское гнездо (главы 31-35)
Входимость: 5.
47. Новь (главы 26-27)
Входимость: 5.
48. Дворянское гнездо (главы 6-10)
Входимость: 5.
49. Новь (главы 17-19)
Входимость: 5.
50. Холостяк (действие второе)
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Фауст
Входимость: 20. Размер: 83кб.
Часть текста: Николаевичу В... Сельцо М...ое, 6 июня 1850. Четвертого дня прибыл я сюда, любезный друг, и, по обещанию, берусь за перо и пишу к тебе. Мелкий дождь сеет с утра: выйти невозможно; да и мне же хочется поболтать с тобой. Вот я опять в своем старом гнезде, в котором не был - страшно вымолвить - целых девять лет. Чего, чего не перебывало в эти девять лет! Право, как подумаешь, я точно другой человек стал. Да и в самом деле другой: помнишь ты в гостиной маленькое, темненькое зеркальце моей прабабушки, с такими странными завитушками по углам, - ты все, бывало, раздумывал о том, что оно видело сто лет тому назад, - я, как только приехал, подошел к нему и невольно смутился. Я вдруг увидел, как я постарел и переменился в последнее время. Впрочем, не я один постарел. Домишко мой, уже давно ветхий, теперь чуть держится, весь покривился, врос в землю. Добрая моя Васильевна, ключница (ты ее, наверно, не забыл: она тебя таким славным вареньем потчевала), совсем высохла и сгорбилась; увидав меня, она даже вскрикнуть не могла и не заплакала, а только заохала и раскашлялась, села в изнеможении на стул и замахала рукою. Старик Терентий еще бодрится, по-прежнему держится прямо и на ходу выворачивает ноги, вдетые в те же самые желтые нанковые панталошки и обутые в те же самые скрыпучие козловые башмаки, с высоким подъемом и бантиками, от которых...
2. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 19. Размер: 132кб.
Часть текста: что никогда еще я не был предметом таких - простите мне это слово! - оваций ... У меня было такое ощущение, словно крупный грозовой дождь, быстрый и сильный, льется мне на голые плечи. Я читал отрывок из "Записок охотника" под названием "Бурмистр"; мне кажется, я прочел довольно хорошо, напряжение моих нерв ослабло за время всего этого шума, и я был спокоен, притом публика была так благожелательна". В обществе русских людей в Париже в 1874 году Тургенев с радостной улыбкой рассказывал об одном случившемся с ним "приключении": - По дороге из деревни в Москву, на одной маленькой станции, вышел я на платформу. Вдруг подходят ко мне двое молодых людей: по костюму и по манерам вроде мещан ли, мастеровых ли, "Позвольте узнать, - спрашивает один из них, - вы будете Иван Сергеевич Тургенев?" - "Я". - "Тот самый, что написал "Записки охотника"?" - "Тот самый..." Они оба сняли шапки и поклонились мне в пояс. "Кланяемся вам, - сказал все тот же, - в знак уважения и благодарности от лица...
3. Муму
Входимость: 13. Размер: 56кб.
Часть текста: мужчина двенадцати вершков роста, сложенный богатырем и глухонемой от рожденья. Барыня взяла его из деревни, где он жил один, в небольшой избушке, отдельно от братьев, и считался едва ли не самым исправным тягловым мужиком. Одаренный необычайной силой, он работал за четверых-дело спорилось в его руках, и весело было смотреть на него, когда он либо пахал и, налегая огромными ладонями на соху, казалось, один, без помощи . лошаденки, взрезывал упругую грудь земли, либо о Петров день так сокрушительно действовал косой, что хоть бы молодой березовый лесок смахивать с корней долой, либо проворно и безостановочно молотил трехаршинным цепом, и как рычаг опускались и поднимались продолговатые и твердые мышцы его плечей. Постоянное безмолвие придавало торжественную важность его неистомной работе. Славный он был мужик, и не будь его несчастье, всякая девка охотно пошла бы за него замуж... Но вот Герасима привезли в Москву, купили ему сапоги, сшили кафтан на лето, на зиму тулуп, дали ему в руки метлу и лопату и определили его дворником. Крепко не полюбилось ему сначала его новое житье. С детства привык он к полевым работам, к деревенскому быту. Отчужденный несчастьем своим от сообщества людей, он вырос немой и могучий, как дерево растет на плодородной земле... Переселенный в город, он не понимал, что с ним такое деется,- скучал и недоумевал, как недоумевает молодой, здоровый бык, которого только что взяли с нивы, где сочная трава росла ему по брюхо, взяли, поставили на вагон железной дороги - и вот, обдавая его тучное тело то дымом с искрами, то волнистым паром, мчат его теперь, мчат со стуком и визгом, а куда мчат-бог весть! Занятия Герасима по новой его...
4. Отцы и дети (главы 5-8)
Входимость: 12. Размер: 43кб.
Часть текста: в людях низших, хотя он никогда не потакал им и обходился с ними небрежно, - я лягушку распластаю да посмотрю, что у нее там внутри делается; а так как мы с тобой те же лягушки, только что на ногах ходим, я и буду знать, что и у нас внутри делается. - Да на что тебе это? - А чтобы не ошибиться, если ты занеможешь и мне тебя лечить придется. - Разве ты дохтур? - Да. - Васька, слышь, барин говорит, что мы с тобой те же лягушки. Чудно! - Я их боюсь, лягушек-то, - заметил Васька, мальчик лет семи, с белою, как лен, головою, в сером казакине с стоячим воротником и босой. - Чего бояться? разве они кусаются? - Ну, полезайте в воду, философы, - промолвил Базаров. Между тем Николай Петрович тоже проснулся и отправился к Аркадию, которого застал одетым. Отец и сын вышли на террасу, под навес маркизы; возле перил, на столе, между большими букетами сирени, уже кипел самовар. Явилась девочка, та самая, которая накануне первая встретила приезжих на крыльце, и тонким голосом проговорила: - Федосья Николаевна не совсем здоровы, прийти не могут; приказали вас спросить, вам самим угодно разлить чай или прислать Дуняшу? - Я сам разолью, сам, - поспешно подхватил Николай Петрович. - Ты, Аркадий, с чем пьешь чай, со сливками или с лимоном? - Со сливками, - отвечал Аркадий и, помолчав немного, вопросительно произнес: - Папаша? Николай Петрович с замешательством посмотрел на сына. - Что? - промолвил он. Аркадий опустил глаза. - Извини, папаша, если мой вопрос тебе покажется неуместным, - начал он, - но ты сам, вчерашнею своею откровенностью, меня вызываешь на откровенность... ты не рассердишься?.. - Говори. - Ты мне даешь смелость спросить тебя... Не оттого ли Фен... не оттого ли она не...
5. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 12. Размер: 51кб.
Часть текста: тоска его грызла; он испытывал все терзанья непрестанных, стремительных и бессильных порывов. Вспомнил он чувство, охватившее его душу на другой день после приезда в деревню; вспомнил свои тогдашние намерения и сильно негодовал на себя. Что могло оторвать его от того, что он признал своим долгом, единственной задачей своей будущности? Жажда счастья - опять-таки жажда счастья!" "Видно, Михалевич прав, - думал он. - Ты захотел вторично изведать счастья в жизни, - говорил он сам себе, - ты позабыл, что и то роскошь, незаслуженная, милость, когда оно хоть однажды посетит человека. Оно не было полно, оно было ложно, скажешь ты; да предъяви же свои права на полное, истинное счастье! Оглянись, кто вокруг тебя блаженствует, кто наслаждается? Вон мужик едет на косьбу; может быть, он доволен своей судьбою... Что ж? захотел ли бы ты поменяться с ним? Вспомни мать свою: как ничтожно малы были ее требования, и какова выпала ей доля? Ты, видно, только похвастался перед Паншиным, когда сказал ему, что приехал в Россию затем, чтобы пахать землю; ты приехал волочиться на старости лет за девочками. Пришла весть о твоей свободе, и ты все бросил, все забыл, ты побежал, как мальчик за бабочкой..." Образ Лизы беспрестанно представлялся ему посреди его размышлений; он с усилием изгонял его, как и другой неотвязный образ, другие, невозмутимо-лукавые, красивые и ненавистные черты. Старик Антон заметил, что барину не по себе; вздохнувши несколько раз за дверью да несколько раз на пороге, он решился подойти к нему, посоветовал ему напиться чего-нибудь тепленького. Лаврецкий закричал на него, велел ему выйти, а потом извинился перед ним; но Антон от этого еще больше опечалился. Лаврецкий не мог сидеть в гостиной: ему так и чудилось, что прадед Андрей презрительно глядит с полотна на хилого своего потомка. "Эх ты! мелко плаваешь!" - казалось, говорили его набок скрученные губы. "Неужели же, - думал он, - я не слажу с собою, поддамся этому... вздору?"...

© 2000- NIV