Cлова на букву "C"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1CABARET
1CAESAR
1CAFE
1CAM
1CAMERA
3CANAL
2CANCAN
1CANNING
1CAPABLE
1CARLSBAD
1CASA
1CAUSER
1CAVALIER
1CAVALLI
11CELA
1CELLE
1CERTO
7CES
7CETTE
1CHALET
1CHAMP
1CHANCE
2CHANGE
1CHAPMAN
3CHARLES
1CHAT
4CHATEAU
3CHE
1CHECKLIST
1CHEF
22CHER
7CHERE
2CHEVALIER
2CHIC
1CHOPIN
3CHOSE
1CIAO
1CLAIR
1CLOCHE
1CLOVIS
3COEUR
1COLLEGE
1COMM
21COMME
5COMMENT
1COMPLAISANT
1COMTE
1CONCERT
1CONFIDENCE
1CONJURE
2CONSEQUENCE
1CONSIDERATION
5CONSTANTIN
1CONTRA
1CONVERSATION
1CORRECT
1COTE
1COUNTRY
1COUPE
2COURAGE
1COURT
5COUSIN
1CRESCENDO
1CRIN
1CRISTO
1CUORE

Несколько случайно найденных страниц

по слову CONSTANTIN

1. Рудин (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Часть текста: молодые люди в нее влюблялись, важные господа волочились за ней. Но с тех пор прошло лет двадцать пять или тридцать, и прежних прелестей не осталось и следа. "Неужели, - спрашивал себя невольно всякий, кто только видел ее в первый раз, - неужели эта худенькая, желтенькая, востроносая и еще не старая женщина была когда-то красавицей? Неужели это она, та самая, о которой бряцали лиры?.." И всякий внутренно удивлялся переменчивости всего земного. Правда, Пандалевский находил, что у Дарьи Михайловны удивительно сохранились ее великолепные глаза; но ведь тот же Пандалевский утверждал, что ее вся Европа знает. Дарья Михайловна приезжала каждое лето к себе в деревню с своими детьми (у нее их было трое: дочь Наталья, семнадцати лет, и два сына, десяти и девяти лет) и жила открыто, то есть принимала мужчин, особенно холостых; провинциальных барынь она терпеть не могла. Зато и доставалось же ей от этих барынь! Дарья Михайловна, по их словам, была и горда, и безнравственна, и тиранка страшная; а главное ...
2. Яков Пасынков
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: и пошлая усмешка скривила его губы; белокурый господин смеялся как-то дрянно, с глупым визгом; но Асанов больше всех удивил меня. Этот человек всегда отличался чувством приличия, а тут начал вдруг проводить рукою по лбу, ломаться, хвастаться своими связями, беспрестанно упоминать о каком-то дядюшке своем, очень важном человеке... Я решительно не узнавал его; он явно подтрунивал над нами... он чуть не брезгал нашим обществом. Нахальство Асанова меня рассердило. - Послушайте,- сказал я ему,- если мы так ничтожны в ваших глазах, ступайте к вашему знатному дядюшке. Но, может быть, он вас не пускает к себе? Асанов ничего мне не ответил и продолжал проводить рукою по лбу. - И что это за люди! - говорил он опять.- Ведь ни в одном порядочном обществе не бывают, ни с одной порядочной женщиной не знакомы, а у меня тут (воскликнул он, проворно вытащив из бокового кармана бумажник и стуча по нем рукой) - целый пук писем от такой девушки, какой в целом мире не найдешь подобной! Хозяин и белокурый господин не обратили внимания на последние слова Асанова; они оба держали друг друга за пуговицу и оба что-то рассказывали, но я навострил уши. - Вот вы и схвастнули, господин племянник знатного лица!- сказал я, придвинувшись к Асанову,- писем у вас никаких нет. - Выдумаете? - возразил он, свысока поглядев на меня,-а это что!- Он раскрыл бумажник и показал мне около десяти писем, адресованных на его имя... "Знакомый почерк!.."-подумал я. Я чувствую, что румянец стыда выступает на мои щеки... мое самолюбие страдает сильно... Кому охота сознаться в неблагородном поступке?.. Но делать нечего: начав свой рассказ, я знал наперед, что мне придется покраснеть до ушей. Итак, скрепя сердце я должен сознаться, что... Вот в чем дело: я воспользовался нетрезвостью Асанова, небрежно кинувшего письма на...
3. Рудин (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Часть текста: вашем уездном городе. - У кого? - У доктора. Он мой старинный товарищ по университету. - А! у доктора... Его хвалят. Он, говорят, свое дело разумеет. А с бароном вы давно знакомы? - Я нынешней зимой в Москве с ним встретился и теперь провел у него около недели. - Он очень умный человек, барон. - Да-с. Дарья Михайловна понюхала узелок носового платка, напитанный одеколоном. - Вы служите? - спросила она. - Кто? я-с? - Да. - Нет... Я в отставке. Наступило небольшое молчание. Общий разговор возобновился. - Позвольте полюбопытствовать, - начал Пигасов, обратясь к Рудину, - вам известно содержание статьи, присланной господином бароном? - Известно. - Статья эта трактует об отношениях торговли... или нет, бишь, промышленности к торговле, в нашем отечестве... Так, кажется, вы изволили выразиться, Дарья Михайловна? - Да, она об этом, - проговорила Дарья Михайловна и приложила руку ко лбу. - Я, конечно, в этих делах судья плохой, - продолжал Пигасов, - но я должен сознаться, что мне самое заглавие статьи кажется чрезвычайно... как бы это сказать поделикатнее?.. чрезвычайно темным и запутанным. - Почему же оно вам так кажется? Пигасов усмехнулся и посмотрел вскользь на Дарью Михайловну. - А вам оно ясно? - проговорил он, снова обратив свое лисье личико к Рудину. - Мне? Ясно. - Гм... Конечно, это вам лучше знать. - У вас голова болит? - спросила Александра Павловна Дарью Михайловну. - Нет. Это у меня так... C'est nerveux.8 -- 8 Это нервное (франц.). - Позвольте полюбопытствовать, - заговорил опять носовым голоском Пигасов, - ваш знакомец, господин барон Муффель... так, кажется, их зовут? - Точно так. - Господин барон...
4. Рудин (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
Часть текста: давно с ним не познакомилась. Рудин сел было несколько поодаль; но Дарья Михайловна указала ему на небольшое пате', стоявшее подле ее кресла, и, слегка наклонясь в его сторону, начала расспрашивать его об его семействе, об его намерениях и предположениях. Дарья Михайловна говорила небрежно, слушала рассеянно; но Рудин очень хорошо понимал, что она ухаживала за ним, чуть не льстила ему. Недаром же она устроила это утреннее свидание, недаром оделась просто, но изящно, a la madame Recamier!13 Впрочем, Дарья Михайловна скоро перестала его расспрашивать: она начала ему рассказывать о себе, о своей молодости, о людях, с которыми она зналась. Рудин с участием внимал ее разглагольствованиям, хотя - странное дело! - о каком бы лице ни заговорила Дарья Михайловна, на первом плане оставалась все-таки она, она одна, а то лицо как-то скрадывалось и исчезало. Зато Рудин узнал в подробности, что именно Дарья Михайловна говорила такому-то известному сановнику, какое она имела влияние на такого-то знаменитого поэта. Судя по рассказам Дарьи Михайловны, можно было подумать, что все замечательные ...

© 2000- NIV