Cлова на букву "H"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1HABITANT
1HAGUE
1HALL
1HAMLET
2HAND
1HAST
1HAT
1HAUSER
1HEART
1HEAVEN
1HEB
2HELENE
2HENRI
1HENRY
1HEREDITARY
3HEREIN
14HERR
1HIM
1HIPPOLYTE
3HISTOIRE
1HOLST
11HOMME
1HOMO
4HONNEUR
3HOTEL
1HOUSE
2HOWELL
1HUGO
3HUI
1HUMILIATION

Несколько случайно найденных страниц

по слову HOMME

1. Дворянское гнездо (приложения: страница 9)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
Часть текста: произведения поместил А. Ламартин в XXII томе своих "Семейных чтений о литературе" (Cours familier de litterature). Отзывы французской критики о "Дворянском гнезде" были в общем благоприятными. Маленькая заметка в. хронике "Русского архива" свидетельствовала: "В последнее время появилось в иностранной литературе довольно много переводов повестей И. С. Тургенева, и критика отзывается о них с особенною похвалою. "Дворянское гнездо" (во франц. переводе "Une Nichee de gentilshommes") после "Записок охотника" всего более понравилось читателям" {"Русский архив", 1868, столб. 324-325.}. В последующие десятилетия "Дворянское гнездо" также пользовалось известностью во Франции; однако его ценили здесь менее, чем "Рудина" и, в особенности, чем более поздние романы Тургенева ("Накануне", "Отцы и дети"), с их более яркой, наглядной и понятной для зарубежных читателей общественной проблематикой. Этическая направленность "Дворянского гнезда", изображенные в романе картины из быта русских провинциальных помещиков, своеобразие его женских образов - все это до конца века оставалось довольно чуждым французской критике и читателям. Даже Э. - М. де Вогюэ, один из наиболее преданных Тургеневу истолкователей его творчества, посвятивший "Дворянскому гнезду" несколько страниц в своей широко известной во всей Европе книге "Русский роман", сопровождал свои похвалы повествованию о любви Лаврецкого и Лизы Калитиной некоторыми очень типичными оговорками. Считая, что "Дворянское гнездо" и впредь будет составлять "одно из лучших оснований литературной славы Тургенева", Вогюэ все же находил, что роман имеет и недостатки: экспозиция его не столь удачна, как в "Рудине", родословные действующих лиц образуют длинноты, ослабляющие интерес к его основному действию; только несравненное искусство писателя ...
2. Дворянское гнездо (главы 6-10)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: и решительно взял первые аккорды сонаты (он играл вторую руку), но Лиза не начинала своей партии. Он остановился и посмотрел на нее. Глаза Лизы, прямо на него устремленные, выражали неудовольствие; губы ее не улыбались, все лицо было строго, почти печально. - Что с вами? - опросил он. - Зачем вы не сдержали своего слова? - сказала она. - Я вам показала кантату Христофора Федорыча под тем условием, чтоб вы не говорили ему о ней. - Виноват, Лизавета Михайловна, - к слову пришлось. - Вы его огорчили - и меня тоже. Теперь он и мне доверять не будет. - Что прикажете делать, Лизавета Михайловна? От младых ногтей не могу видеть равнодушно немца: так и подмывает меня его подразнить. - Что вы это говорите, Владимир Николаич! Этот немец - бедный, одинокий, убитый человек - и вам его не жаль? Вам хочется дразнить его? Паншин смутился. - Вы правы, Лизавета Михайяовна, - промолвил он. - Всему виною - моя вечная необдуманность. Нет, не возражайте мне; я себя хорошо знаю. Много зла мне наделала моя необдуманность. По ее милости я прослыл за эгоиста. Паншин помолчал. С чего бы ни начинал он разговор, он - обыкновенно кончал тем, что говорил о самом себе, я это выходило у него как-то мило и мягко, задушевно, словно невольно. - Вот и в вашем доме, - продолжал он, - матушка ваша, конечно, ко мне благоволит - она такая добрая; вы... впрочем, я не знаю вашего мнения обо мне; зато ваша тетушка просто меня терпеть не может. Я ее тоже, должно быть, обидел каким-нибудь необдуманным, глупым словом. Ведь она меня не любит, не правда ли? - Да, - произнесла Лиза с небольшой запинкой, - вы ей не нравитесь. Паншин быстро провел пальцами по клавишам; едва...
3. Рудин (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Часть текста: дело разумеет. А с бароном вы давно знакомы? - Я нынешней зимой в Москве с ним встретился и теперь провел у него около недели. - Он очень умный человек, барон. - Да-с. Дарья Михайловна понюхала узелок носового платка, напитанный одеколоном. - Вы служите? - спросила она. - Кто? я-с? - Да. - Нет... Я в отставке. Наступило небольшое молчание. Общий разговор возобновился. - Позвольте полюбопытствовать, - начал Пигасов, обратясь к Рудину, - вам известно содержание статьи, присланной господином бароном? - Известно. - Статья эта трактует об отношениях торговли... или нет, бишь, промышленности к торговле, в нашем отечестве... Так, кажется, вы изволили выразиться, Дарья Михайловна? - Да, она об этом, - проговорила Дарья Михайловна и приложила руку ко лбу. - Я, конечно, в этих делах судья плохой, - продолжал Пигасов, - но я должен сознаться, что мне самое заглавие статьи кажется чрезвычайно... как бы это сказать поделикатнее?.. чрезвычайно темным и запутанным. - Почему же оно вам так кажется? Пигасов усмехнулся и посмотрел вскользь на Дарью Михайловну. - А вам оно ясно? - проговорил он, снова обратив свое лисье личико к Рудину. - Мне? Ясно. - Гм... Конечно, это вам лучше знать. - У вас голова...
4. Отцы и дети (главы 20-21)
Входимость: 1. Размер: 51кб.
Часть текста: чепце и короткой пестрой кофточке. Она ахнула, пошатнулась и наверно бы упала, если бы Базаров не поддержал ее. Пухлые ее ручки мгновенно обвились вокруг его шеи, голова прижалась к его груди, и все замолкло. Только слышались ее прерывистые всхлипывания. Старик Базаров глубоко дышал и щурился пуще прежнего. - Ну, полно, полно, Ариша! перестань, - заговорил он, поменявшись взглядом с Аркадием, который стоял неподвижно у тарантаса, между тем как мужик на козлах даже отвернулся. - Это совсем не нужно! пожалуйста, перестань. - Ах, Василий Иваныч, - пролепетала старушка, - в кои-то веки батюшку-то моего, голубчика-то, Енюшеньку... - И, не разжимая рук, она отодвинула от Базарова свое мокрое от слез, смятое и умиленное лицо, посмотрела на него какими-то блаженными и смешными глазами и опять к нему припала. - Ну да, конечно, это все в натуре вещей, - промолвил Василий Иваныч, - только лучше уж в комнату пойдем. С Евгением вот гость приехал. Извините, - прибавил он, обращаясь к Аркадию, и шаркнул слегка ногой, - вы понимаете, женская слабость; ну, и сердце матери... А у самого и губы и брови дергало, и подбородок трясся... но он, видимо, желал победить себя и казаться чуть не равнодушным. Аркадий наклонился. - Пойдемте, матушка, в самом деле, - промолвил Базаров и повел в дом ослабевшую старушку. Усадив ее в покойное кресло, он еще раз наскоро обнялся с отцом и представил ему Аркадия. - Душевно рад знакомству, - проговорил Василий Иванович, - только уж вы не взыщите: у меня здесь все по простоте, на военную ногу. Арина Власьевна, успокойся, сделай одолжение: что за малодушие? Господин гость должен осудить тебя. - Батюшка, - сквозь слезы проговорила старушка, - имени и отчества не имею чести знать... - Аркадий Николаич, - с...
5. Отцы и дети (главы 9-12)
Входимость: 1. Размер: 46кб.
Часть текста: и Базаров познакомился с Фенечкой. Он вместе с Аркадием ходил по саду и толковал ему, почему иные деревца, особенно дубки, не принялись. - Надо серебристых тополей побольше здесь сажать, да елок, да, пожалуй, липок, подбавивши чернозему. Вон беседка принялась хорошо, - прибавил он, - потому что акация да сирень - ребята добрые, ухода не требуют. Ба, да тут кто-то есть. В беседке сидела Фенечка с Дуняшей и Митей. Базаров остановился, а Аркадий кивнул головою Фенечке, как старый знакомый. - Кто это? - спросил его Базаров, как только они прошли мимо. - Какая хорошенькая! - Да ты о ком говоришь? - Известно о ком: одна только хорошенькая. Аркадий, не без замешательства, объяснил ему в коротких словах, кто была Фенечка. - Ага! - промолвил Базаров, - у твоего отца, видно, губа не дура. А он мне нравится, твой отец, ей-ей! Он молодец. Однако надо познакомиться, - прибавил он и отправился назад к беседке. - Евгений! - с испугом крикнул ему вослед Аркадий, - осторожней, ради Бога. - Не волнуйся, - проговорил Базаров, - народ мы тертый, в городах живали. Приблизясь к Фенечке, он скинул картуз. - Позвольте представиться, - начал он с вежливым поклоном, - Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный. Фенечка приподнялась со скамейки и глядела на него молча. - Какой ребенок чудесный! - продолжал Базаров. - Не беспокойтесь, я еще никого не сглазил. Что это у него щеки такие красные? Зубки, что ли, прорезаются? - Да-с, - промолвила Фенечка, - четверо зубков у...

© 2000- NIV